Хотя учеников школы ТяньСинь было много, это не означало, что огромные группы людей будут спускаться с горы каждый день. Поэтому на площади Крылатых птиц было совсем немноголюдно.

Однако управляющий площадью Крылатых птиц являлся весьма хозяйственным руководителем. Он разделил площадь на две части. По правую сторону он оставил двадцать самых больших Крылатых птиц, которые предоставлялись для отправки учеников школы ТяньСинь. На левой стороне Крылатые птицы использовались другими сюляньчжэ городка ХэПин. Но взималась плата, которая отличалась согласно длине маршрута.

Когда Лин Сяо и Ю СяоМо прибыли, людей на левой стороне площади было не много, но и не мало. 

Некоторые люди готовились покинуть городок ХэПин на Крылатых птицах. Другие же торговались, потому что за каждую поездку требовалась по меньшей мере одна золотая монета, независимо от расстояния. Но если дальность поездки превышала определенную дистанцию, то взималась дополнительная плата. Кое-кто считал это несправедливым.

Ю СяоМо с любопытством только мельком посмотрел на них, прежде чем отправился в правую часть площади с Лин Сяо. Неожиданно они все-таки столкнулись с хорошим знакомым, который оказался более чем знаком. Плюс ко всему, они были врагами.

Этим человеком оказалась не кто иная, как Тан ЮньЦи, которую уже очень давно не видели. Кроме нее прибыло еще десять соучеников. К сожалению, среди них было также довольно много тех, кого узнал Ю СяоМо.

Сяо Лун1 был шифу Лэй Цзюя. Он являлся старшим, который возглавлял эту поездку.

1 Ранее он был Сяо Шань.

Увидев его, Ю СяоМо машинально втянул шею, потому что вдруг вспомнил одно обстоятельство. 

Похоже, у него также имелась вражда с этим Старейшиной Сяо, хоть и косвенная. Но заметив его, юноша вспомнил те два случая, произошедших в библиотеке. Два дизи Старейшины Сяо, Ли Цзюнь и Ван ЮйФэй, уже прониклись к нему неприязнью.

Отчего очень-очень-очень болели его яйца2, так это от того, что Ли Цзюнь и Ван ЮйФЭй как раз находились среди людей в этой поездке. И очевидно, они также приметили его и Лин Сяо. Две пары пронзительных глаз словно превратились в острые ножи, которые со свистом прилетали и попадали прямо в его лоб.

2 “Боль в яйцах” — событие или явление, доставляющее неудобства или душевный дискомфорт.

— Старейшина Сяо? Не ожидал увидеть тебя здесь. И впрямь, это определенно судьба.

Вопреки всем ожиданиям человеком, первым открывшим рот, был Лин Сяо. Но в ушах Ю СяоМо услышанные слова ощущались, словно он высмеивает их.

Лин Сяо вовсе не скрывал радостного настроения, его красивое лицо улыбалось как и прежде. Просто это были ответные меры, полные фальши. Однако, только Ю СяоМо мог заметить это.

Когда Тан ЮньЦи увидела его, улыбка приятного удивления мгновенно расцвела на ее очаровательном лице. Но когда она обнаружила Ю СяоМо, стоявшего сбоку от Лин Сяо, все ее лицо мгновенно упало3, не скрывая отвращения к Ю СяоМо.

3 Омрачилось.

Сяо Лун как-никак был цяньбэем и жил он также огромное количество лет. Конечно, он не мог выйти из равновесия перед сяобэями4. Невзирая на то, что он сейчас очень недолюбливал Лин Сяо и Ю СяоМо, в конечном счете он все равно продолжал терпеть. Притворно улыбаясь, он сказал: 

4 Сяобэй — младшее поколение.

— Как твой Сяо-шишу может сравнить себя с таким незанятым Линь-шичжи? Целыми днями бегать то тут, то там с молодым даньши? Если твой шифу узнает, не исключена возможность, что будет снова читать наставления.

При упоминании молодого даньши взгляд Сяо Луна задержался на Ю СяоМо, стоявшем сбоку. В его глазах было полно презрения и пренебрежения.

Ю СяоМо потрогал нос и наклонил голову, проигнорировав того.

Лин Сяо сказал со смехом: 

— В таком случае, не утомляю Старейшину Сяо беспокойством.

Сяо Лун фыркнул и холодно проговорил: 

— В последнее время действия демонов становятся все значительнее. Линь-шичжи следовало бы не выезжать так бесцеремонно, чтобы избежать отсутствия человека, когда он нужен.

Лин Сяо хохотнул, но далее не ответил на его слова.

Группа с Сяо Луном также ради поездки на территорию ТаньТан спустилась вниз, чтобы купить предметы в рамках подготовки. Они только пятнадцать минут назад закончили все дела и, как раз собравшись вернуться, неожиданно столкнулись с ними двумя.

Но они уже выбрали двух крупных Крылатых птиц. На каждую Крылатую птицу могли сесть по шесть человек. Их всего было одиннадцать, так что имелось свободное место. Однако Сяо Лун не пригласил Лин Сяо.

Собственно говоря, Лин Сяо также не имел намерения лететь на тех же Крылатых птицах, что и они, и потянул Ю СяоМо к ближайшей птице.

Ответственный за площадь был близко знаком с Лин Сяо. Еще раньше, когда мужчина пришел с человеком, он велел подчиненному подготовить Крылатую птицу, на которой могли лететь четверо.

Лин Сяо позволил Ю СяоМо подняться первым, прежде чем разместился сам.

Но как только он собрался сделать шаг, позади раздался голос Тан ЮньЦи.

— Сяо-гэ, подожди меня. Я тоже хочу пойти с тобой.

Прежде чем остальные успели отреагировать, Тан ЮньЦи просто спрыгнула с Крылатой птицы, а потом подбежала к Лин Сяо. Не дожидаясь ответа Лин Сяо, она сказала Сяо Луну и компании: 

— Сяо-шишу, вы возвращаетесь первыми. Я хочу вернуться с Сяо-гэ.

Поскольку школа ТяньСинь оставляла несколько крупных Крылатых птиц для своих людей, самая маленькая могла вместить четверых. Таким образом, на Крылатую птицу Лин Сяо можно было посадить еще двоих. Также именно из-за этого Тан ЮньЦи осмелилась сказать такие слова. Но она никогда не думала о том, будет ли Лин Сяо согласен.

Хотя Сяо Лун был грубияном, он не был бесчувственным5. Тан ЮньЦи пришло в голову то, чего он никак не ожидал. Услышав ее слова, он сначала хотел позвать ее обратно. Внезапно, словно подумав о чем-то, в глазах Сяо Луна появилась трудно заметное счастливое выражение. После того, как оно вспыхнуло и пронеслось, он сказал поднявшему брови Лин Сяо: 

5 Дословно “нервы огрубели”. В значении "лишенный способности чувствовать".

— В таком случае, племянница ЮньЦи побеспокоит Линь-шичжи. Мы отправимся первыми.

Закончив говорить сам с собой, он немедленно уехал вместе с остальными.

Две гигантские Крылатые птицы взмахнули крыльями и взмыли ввысь, подняв порыв неслабого ветра. Сразу после этого они просто улетели вдаль, медленно исчезнув из поля их зрения.

По другую сторону Тан ЮньЦи радостно протянула руку к Лин Сяо: 

— Сяо-гэ, подай мне руку.

Лин Сяо внезапно прищурился. Они вбили себе в голову, что он не оставит Тан ЮньЦи без присмотра, поэтому осмелились самовольно принять решение? Ему практически незачем было гадать, чтобы понять их образ мыслей.

Если он оставит Тан ЮньЦи без присмотра, то после этого случая Тан ЮньЦи и Сяо Лун обязательно пожалуются Тан Фаню. Рассмотрев вдоль и поперек, для него это было неубедительно. Поэтому, весьма вероятно, что последствием стало бы то, что он вызвал бы гнев Тан Фаня, а после был бы наказан. И даже возможно, что могли впутать Ю СяоМо.

Однако… никто и никогда не осмеливался угрожать ему подобным образом!

— Лин-шисюн, пусть она поднимется.

Прямо в этот момент Ю СяоМо, который сидел на Крылатой птице, внезапно схватил его за руку, тихо сказав.

Лин Сяо наклонил голову и заметил слезный взгляд Ю СяоМо. Собрав только что клубящуюся бурю в его глазах, он оглянулся и равнодушно бросил Тан ЮньЦи фразу: 

— Поднимайся сама.

Договорив, он ступил на спину Крылатой птицы и сел рядом с Ю СяоМо.

Ю СяоМо смотрел на медленно карабкавшуюся Тан ЮньЦи. Хотя внешность этой шимей была его горячо любимой внешностью нежной девушки, ее характер абсолютно нельзя было восхвалять6. Он также не выбрал бы такой объект, чтобы показать себя как джентельмена. Поэтому он, как и Лин Сяо, натянул толстую кожу7 и игнорировал.

6 Довольно скверный.
7 Отбросил всякий стыд.

Два передних места были заняты ими двумя и Тан ЮньЦи была вынуждена сесть на задних сиденьях.

Ю СяоМо предполагал раньше, что она выберет сесть позади Лин Сяо. Внезапно Тан ЮньЦи в итоге села позади него самого…

Когда она села, юноша сразу же ощутил поднимающийся поток мрачного холода. Ему не нужно было оборачиваться, чтобы понять — взгляд Тан ЮньЦи абсолютно точно упал на него. Он мог почувствовать, словно она хотела продырявить его тело своим взглядом, который наполнялся очень сильной ненавистью.

Как раз, когда он бросался от одной мысли к другой, Крылатая птица взлетела.

Ю СяоМо не обратил внимания и его тело опрокинулось назад. Но в мгновение ока Лин Сяо, бывший рядом с ним, с быстрыми глазами и ловкими руками8, обхватил его за талию и обнял.

8 Быстро реагировать.

Из-за этого неожиданного эпизода Ю СяоМо, наоборот, сам же обхватил Лин Сяо за его ногу. Восстановив устойчивость, Лин Сяо также не планировал возвращать его на свое место. Его рука властно перехватила юношу поперек талии, непоколебимо опутав его.

Ю СяоМо был до смерти напуган. В особенности тем, что поклонница Лин Сяо все еще сидела позади.

Следовало иметь ввиду, что когда женщины ревнуют, они очень страшны. В особенности эта младшая шимей Тан. К тому же, кожа его лица была довольно тонкой9. Ему не не нравилось играть в шуры-муры с Лин Сяо перед другими. Поэтому… подобную тайную связь… стоило делать тайно.

9 Чувствительный, легкоранимый.

Но даже приложив все свои силы, он не мог освободиться от руки Лин Сяо. Будто медные стены и железные валы10, ее совершенно невозможно было даже чуточку пошатнуть. Наоборот, он сам запыхался.

10 Образно в значении “непреодолимая преграда”.

— Веди себя смирно. — Лин Сяо тихонько выдохнул рядом в его ухо.

Уши Ю СяоМо в одно мгновение налились кровью. Он легко и мягко сказал: 

— Сначала отпусти меня.

Лин Сяо напряг руку и, довольно ухмыльнувшись, произнес: 

—Ты такой глупый. Ты даже сидя можешь упасть. Я считаю, что так будет лучше всего.

Дорогой, это не то, на что делают упор, ок? Главным пунктом было то, что позади них находилась податливая на ревность женщина.

Перед ее лицом проявлять такую близость? Ю СяоМо предположил на минутку: он считал, что если бы человек, которого он любил, демонстрировал такую близость перед ним с кем-то, кого он ненавидел больше всех, то определенно, он попросил бы у Будды Шакьямуни11 благословения заколоть эту «собачью парочку»12. Кстати говоря, в своей прошлой жизни он вместе со своей матерью исповедовал буддизм.

11 Основатель буддизма.
12 Бесстыдники.

А затем неожиданно было то, что кроме очень внезапно нестабильного дыхания вначале, Тан ЮньЦи не демонстрировала какую-либо странность после, оставаясь тихой и спокойной всю дорогу и также ничего не говоря. Не прошло и двух часов как они вернулись в школу ТяньСинь.

Когда они находились на развилке дорог, Тан ЮньЦи внезапно обернулась и сказала одно предложение Лин Сяо: 

— Сяо-гэ, я абсолютно точно не откажусь от тебя.

Закончив говорить и не ожидая ответа Лин Сяо, она просто ушла.

И оставила Ю СяоМо одного перед лицом Лин Сяо, у которого было загадочное выражение. В душе юноша до некоторый степени перепугался.



Комментарии: 9

  • Большое спасибо за главу!

  • Ой! девочка играет с огнём! но ей невдомёк,что тело занято другим...и намёков она не понимает! избалованная вредная девица!что эти людишки могут против непревзойдённого мастера? только навредить его маленькой глупой жёнушке Ю-Мо!

  • Какая прелесть! Лин Сяо не дали времени отказаться и улетели)) ...хотелось бы мне узнать, насколько далено Лин Сяо мог послать девицу, если бы не Ю Сяо Мо)))

    Огромное спасибо за перевод!

  • Огромное вам спасибо за перевод работы)))

  • «Дорогой» )))))
    *хихикает*

  • Спасибо за перевод! - )

    Ответ от 明月

    Исправили. В следующий раз лучше замечания писать в ЛС сообщества, а не в комментарии к главе~

  • Ох уж эти ревнивые злые девушки в гей-новелле!

  • Спасибо за перевод 😍😍😘😘😘💞💞

  • Большое спасибо команде за работу) 💐💝🍍

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *