Ю СяоМо, повращав глазами, наконец-то обнаружил, в чем суть: 

— Возможно ли, что продолжительность жизни даньши связана с совершенствованием силы души?

— Верно, — Лин Сяо в конечном счете почувствовал, что Ю СяоМо был не настолько безнадежным, чтобы не понять это. По крайней мере, он немного лучше, чем болван: 

— Когда даньши изготавливают чудотворные пилюли, они должны совершенствовать силу души в своем теле. Таким образом, при создании чудотворных пилюль тело также очищается. Эта сила души происходит из твоей души. И, к тому же, душа является основой тела. Пока она бессмертна, тело так же бессмертно, понятно?

— Лин-шисюн, ты такой потрясающий. Даже знаешь такие вещи, — Ю СяоМо смотрел на Лин Сяо сверкающими как звезды глазами, в которых видно было благоговение.

Лин Сяо, похоже, был поражен его мимикой, но сразу же спокойно отвел взгляд. Затем он изящным тоном съязвил: 

— Это потому, что ты слишком туп.

Ю СяоМо немедленно стер глупую улыбку со своего лица. Теперь он понимал, что этому человеку невозможно польстить. Он все равно не будет испытывать благодарности после этого:

— Лин-шисюн, ты имеешь в виду, что пока даньши постоянно создают чудотворные пилюли и продолжают тренировать свое тело с помощью силы души, у них будет долгая жизнь?

Лин Сяо слегка улыбнулся ему. 

Ю СяоМо подсознательно хотел улыбнуться в ответ, но вдруг вспомнил, что ни разу не получал ничего хорошего, когда улыбался, поэтому сдержался. И впрямь, секунду спустя он слышал изящный надменный голос, высмеивающий его.

— Идиот! Конечно же, нет!

Ю СяоМо смиренно попросил разъяснений: 

— Тогда что это значит?

Лин Сяо серьезно сказал: 

— Не все даньши могут жить вечно. Это отчасти связано с врожденным талантом. Чем выше ранг даньши, тем дольше продолжительность жизни. Таким образом, душа также будет сильнее. Когда душа становится достаточно сильной, они могут даже атаковать других людей.

Услышав последнюю часть, глаза Ю СяоМо загорелись. Он всегда думал, что даньши — слабые люди без какой-либо боевой мощи.

— Лин-шисюн, то, что ты сказал, правда? До тех пор, пока душа даньши достаточно сильна, ее можно использовать для инициации атаки на других? Нет необходимости ждать, когда нападут, прежде чем нанести ответный удар? — с воодушевлением сказал Ю СяоМо. Он чувствовал, как будто вся кровь в его теле кипела. 

— Естественно, но это возможно только для даньши высокого ранга, — Лин Сяо показал ему ряд безупречно белых зубов. Затем он самодовольно посмотрел на выражение лица Ю СяоМо, которого словно только что окатили ведром холодной воды. Ай-яй, все это заставляло его чувствовать себя очень воодушевленным каждый раз.

Ю СяоМо действительно окатило водой, но не холодной, а ледяной. 

Твою мать, это чертовски несправедливо. У него зеленая душа. Врожденный талант ограничивал его на среднем ранге. Стать даньши высокого ранга, к сожалению, останется лишь несбыточной мечтой на всю жизнь. 

За столь долгое время Ю СяоМо, наконец, узнал, что даньши с большим трудом могли иметь некоторую боевую мощь, но он пока не обладал такой квалификацией. Если в этой жизни ему выпадет стать даньши среднего ранга, то следует сразу отправиться возжигать ароматные свечи перед Буддой. В конце концов, врожденный талант с зеленой душой фактически ничего не значил.

Разбитый Ю СяоМо, в итоге, потерял всякий интерес к наблюдению за соревнованием на помосте. Все это только вызывало у него зависть. 

На самом деле, к тому времени как он закончил свой разговор с Лин Сяо, состязания практически завершились. За исключением второго боя, где соперники по силе были почти равны, разрыв между остальными оказался довольно велик. Например, пятое место рейтинга Центральной линии против пятидесятого. Слишком большая разница, поэтому результаты сражения были понятны с первого взгляда.

С утра и до вечера, когда солнце уже садилось и в общей сложности двадцать пять боев были завершены, Ю СяоМо просидел в оцепенении. 

Только когда Лин Сяо постучал по его макушке, он поднял голову как раз вовремя, чтобы увидеть, как что-то летело к нему по кривой. Ю СяоМо мгновенно покрылся холодным потом. Не успел он понять, что происходит, как Лин Сяо, сидевший рядом с ним, схватил его за воротник и слегка потянул в сторону.

Что касается того неудачника, которого никто не подхватил, он влетел, как стрела, прямо в стул, на котором до этого сидел Ю СяоМо. 

Глядя на болезненное выражение лица несчастного, а также на разлетевшийся на куски стул, Ю СяоМо до глубины души был благодарен Лин Сяо, который вовремя его вытащил. В противном случае все его кости были бы сломаны от такого удара. Не осознавая....

Ю СяоМо посмотрел в сторону помоста. На его краю стоял участник соревнования. Гигантское тело. Плечи были вдвое шире. Не только это, мышцы на оголенных руках были весьма раздутыми. Этот человек также являлся участником соревнований с совершенствованием в классе силы и казался даже сильнее, чем Чжоу Пэн. Толстые густые брови на квадратном лице выглядели так, будто были нарисованы кистью. Он был некрасивым человеком, мужчиной с “особой мужской привлекательностью”!

Ю СяоМо поплохело от одного только выражения его лица. Во взгляде чувствовалось равнодушие, будто противник был брошен в их сторону намеренно, при этом он вызывающе глядел на Лин Сяо. 

— Линь Сяо, я с нетерпением жду дня, когда смогу сразиться с тобой, — медленно сказал Лэй Цзюй, приподнимая уголки толстых губ.

Лин Сяо поправил рукава и поднял голову, чтобы искоса посмотреть на гиганта. Уголки его рта слегка изогнулись, но взгляд был скучающим. Хоть соперник и стоял на помосте и был порядочно выше Лин Сяо, но выглядел ущербно, словно деревенщина, захватившая императорский дворец. Даже если бы он нарядился в парадную мантию императора, все равно остался бы деревенщиной.

— Лэй-шиди, тогда я искренне надеюсь, что ты продержишься до конца. Ни в коем случае нельзя, чтобы тебя вытеснил на полпути кто-то другой.

— Я желаю тебе того же. Надеюсь, ты не отключишься на полпути. Я действительно с нетерпением жду боя с тобой, — Лэй Цзюй холодно улыбнулся. Несравненная самоуверенность. За исключением Линь Сяо, он являлся самым сильным человеком, однако оставался вечно вторым, поскольку на каждом состязании Линь Сяо оказывался способен раздавить его.

После этого старейшина Цзян сделал шаг вперед и объявил результаты соревнования. Второй тур состязаний состоится следующим утром.

Солнце как раз начало садиться. Огненный солнечный свет окрасил половину неба красным. На горе У Шуан всегда было много облаков, и расцвеченные алым, они превращали небо в великолепное зрелище. Гораздо более красивое, чем пейзажи всех горных пиков. Ю СяоМо поднял голову и не мог не восхититься. Такой величественной картины, скорее всего, никогда не было на Земле.

Лин Сяо оглянулся и увидел, как Ю СяоМо с тупым выражением смотрит на небо. Руки у него тут же зачесались и он почти сразу же стукнул по лбу Ю СяоМо: 

— Младший шиди, ты не собираешься уходить? Планируешь провести здесь ночь?

Провести ночь? Ю СяоМо по инерции посмотрел в сторону Тан ЮньЦи. В глазах последней появился злобный блеск, который напугал его и заставил немедленно отвести взгляд.

Он с радостью бы остался здесь на ночь только в том случае, если бы его голова была зажата между створками двери. Кроме того, интуиция подсказывала, что Тан ЮньЦи ищет возможность расправиться с ним. Если он решит остаться здесь, можно гарантировать, что завтра перед всеми явится труп именуемый Ю СяоМо! 

На обратном пути ученики один за другим попрощались с Лин Сяо. В конце концов тот, кто следовал за ними всю дорогу, был холодный как лед и иней Фу ЦзыЛинь. Собственно говоря, с ними должен быть Чжоу Пэн, однако даже тени его не было видно. Спросив у Лин Сяо, он узнал, что Чжоу Пэн давно поспешил уйти в уединение.

— Ой, разве это не значит, что второй шисюн останется один?

Ю СяоМо немного склонил голову и вдруг обнаружил кое-что важное. Если это так, то возможно ли, что он…

— Даже не думай об этом, — великий Лин Сяо, разгадавший его мысли, совершенно не спрашивая мнения Ю СяоМо, отверг эту счастливую возможность, которая, как капля надежды, залетела в сердце последнего.

— Почему? — возмущенно спросил Ю СяоМо, сжав кулаки.

Лин Сяо посмотрел на его надутые щеки и слегка улыбнулся: 

— Потому что твой второй шисюн не будет делить с тобой комнату.

Как только он это сказал, дверь по соседству неожиданно с грохотом захлопнулась.

Ю СяоМо: 

— .......

Таким образом, Ю СяоМо потерял последнюю надежду после того, как Фу ЦзыЛинь молчаливо и безжалостно отверг его.

Первый день в Центральной линии прошел очень гладко для Ю СяоМо. Не так много людей получили травмы в первый день соревнований, к тому же большинство из них отделались легкими травмами, поэтому мастерство Ю СяоМо не пригодилось. Даже если и был шанс, его бы заполучили в свои руки ученики с Пика Тянь и Пика Фэй. Каждый хотел произвести хорошее впечатление на шисюнов и шицзе Блока Сюлянь. 

Так что по сравнению с другими Ю СяоМо был довольно бодрый.

Поскольку он уже принял Постную чудотворную пилюлю, Ю СяоМо не нужно было выходить, чтобы поесть. Лин Сяо тоже не нуждался в еде, поэтому также не вышел.

Ю СяоМо увидел, что Лин Сяо медитирует и не стал беспокоить его. Вспомнив, что вчера не принимал ванну, он достал запасной комплект одежды из своего мешка для хранения и вошел в пространство. Прежде чем принять ванну, Ю СяоМо собрал зрелые целебные травы и положил их на полку. Это заняло больше часа и, поскольку беспокоился, что Лин Сяо очнется от медитации и, не увидев его, подумает, что он ушел, Ю СяоМо поспешно помылся и немедленно покинул пространство.

Выйдя из него, Ю СяоМо окинул взглядом внутреннюю комнату. Вопреки всем ожиданиям, Лин Сяо все еще медитировал. 

Ю СяоМо подумал, что пока еще раннее время, и сразу же достал свой котел. В конце концов, Лин Сяо уже знал его секрет, так что не имело значения, что он его увидит. После этого он спокойно вытащил несколько десятков стеблей целебных трав из пространства. На этот раз это были ингредиенты для чудотворной Пилюли одухотворенной Ци.

Даже чудотворные пилюли первого класса высшего качества требовали в два раза больше силы души во время процесса создания по сравнению с чудотворными пилюлями низкого качества. В прошлый раз Ю СяоМо уже экспериментировал. Когда его сила души полная, он мог изготовить три чудотворные пилюли высокого качества за раз. В два раза меньше по сравнению с количеством чудотворных пилюль низкого качества. Несмотря на чересчур большую разницу, пока усердно практикуется, он сможет создать больше в один прекрасный день.

Как раз тогда, когда Ю СяоМо сконцентрировался на изготовлении чудотворных пилюль, во внутренней комнате Лин Сяо открыл глаза.



Комментарии: 1

  • Это чудесно. Жду продолжения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *