Хотя у Пика Ду имелось только пять мест, старые и новые ученики Пика были весьма рады.

Вчера Ю СяоМо также слышал, как Ян И-шисюн говорил об избранных на эти пять мест. Кандидатуры Дашисюна и второго шисюна уже были назначены ранее, поэтому оставалось лишь три места. Два места были предназначены для учеников других двух старейшин Пика Ду. 

Кандидат на последнее место превзошел все предположения Ю СяоМо. Им стал его шестой шисюн, Мао Цань.

Впоследствии выяснив, он узнал, почему так вышло.

Первоначально Кун Вэнь, чтобы быть справедливым, в конце-концов дал двум старейшинам только два места. Потому что, если он даст кому-нибудь из них свыше одного места, то другой будет не согласен. Поэтому Кун Вэнь передал это место Чжао Чжэню. 

Чжао Чжэнь много лет руководил Залом Целебных Трав, его вклад в Пик Ду был также немал. Дать ему место было в порядке вещей. Услышав это, двое старейшин тоже больше не препирались. 

Но это дело было решено Кун Вэнем и остальными позавчера. Чжао ДаЧжоу, в свою очередь, узнал про это только вчера. 

Относительно того, почему Ю СяоМо мог знать то, чего не знал Чжао ДаЧжоу, это потому, что Чжао Да Чжоу вчера вечером пришел искать его. Зная, что у его отца имеется одно место, он первым сразу вспомнил про юношу и к тому же заявил, что может попросить отца отдать место ему. 

В связи с этим Ю СяоМо не ведал, плакать ему или смеяться. Он действительно не понимал, почему Чжао ДаЧжоу так активно хотел отдать ему место. Однако он в самом деле не мог принять его, не говоря уже о том, что Лин Сяо уже помог ему раздобыть одно место. Если Чжао-шибо действительно отдаст ему место, он неизбежно вызовет недовольство у Кун Веня. Юноша не хотел иметь отношения к таким вещам. 

Ю СяоМо не мог не спросить:

— Пятый шисюн, почему такая необходимость отдать мне это место?

Чжао ДаЧжоу на мгновение остолбенел. Лицо его неожиданно, совершенно без какого-либо предзнаменования, покраснело. Половина дня прошла, прежде чем он пробормотал, объясняя:

— Разве не существует фраза «не позволяйте своей плодородной воде течь в чужие поля»1? Это… На самом деле я тоже имею цель.

1 Образно «не отдавать чужим свое добро, оказывать помощь своим».

Ю СяоМо оцепенел. Юноша никак не думал, что это будет причиной. Однако, услышав последние слова, которые тот добавил, он сразу же понял, что неловкость пятого шисюна придет снова. Неужели он не боялся, что юноша ошибочно все истолкует?

— Хорошо! И какая у тебя цель? — он все же покорно спросил.

Чжао ДаЧжоу повращал глазами туда-сюда и только после этого сказал:

— Ты тоже знаешь, что мой отец все время очень беспокоится о моем благополучии. Если бы я смог заключить контракт с яошоу, то почти уверен, что старик не станет в дальнейшем тревожиться. Поэтому я как раз подумал, что если бы ты имел случай неожиданно встретить внутри территории ТяньТан яошоу, то мог бы по возможности помочь мне добыть одного, только и всего. К тому же, основа для меня не имеет значения.

Переходя к финальной части, он взглядом начал косить в сторону.

Сначала Чжао ДаЧжоу не имел такого намерения. Целиком и полностью это было внезапно посетившей его идеей, которая была произнесена как отговорка для Ю СяоМо. Однако его слова также не совсем были отговоркой. По сути дела он действительно очень хотел обладать яошоу. 

Только когда он дошел до последней части, ему самому стало неловко, поэтому добавил фразу, что основа не имела значения. Однако, чего он не знал, так это то, что его слова вдохновили Ю СяоМо.

В итоге, юноша все-таки не принял его доброту. Он не хотел, чтобы Чжао-шибо было трудно быть честным человеком2. Чжао ДаЧжоу заметил его решительный настрой, поэтому больше ничего не сказал. 

2 Оборот «не потерять лицо».

Той же ночью, после того, как он выпроводил Чжао ДаЧжоу, Ю СяоМо начал собирать вещи.

Несколько дней назад Лин Сяо хоть и сказал, что хочет переехать к нему жить совместно, он не сразу же выполнил это. Ю СяоМо в общих чертах догадывался о причине. Исключая то, что он был занят, других причин не было. Однако это все равно точно совпадало с его заветным желанием. 

Но вскоре после ухода Чжао ДаЧжоу, Лин Сяо тоже навестил его как раз для того, чтобы обсудить открытие территории ТяньТан. Он сказал юноше, что уже все приготовил. Мужчина попросил его сегодня после обеда собрать необходимые вещи, отправиться к подножию горы Пика Ду и ждать его там. Когда придет время, он явится забрать его. 

Ввиду того, что территория ТяньТан вот-вот откроется, чтобы прибыть заранее и подготовиться к мероприятию, школа ТяньСинь и другие крупные школы перенесли дату отправления на два дня раньше. Поэтому дата отправки была установлена на вторую половину сегодняшнего дня. Вероятно, они смогут прибыть послезавтра утром, если ничего не случится.

Когда готовился Ю СяоМо, остальные люди также готовились. 

Юноше стало известно, что на этот раз человеком, который будет вести Пик Ду, оказался Кун Вэнь. Но ввиду того, что последний был даньши восьмого ранга, лишь наполовину ступивший в область даньши девятого ранга, он также как и практики подвергся ограничению. 

По поводу ограничения для даньши на территории ТяньТан, Ю СяоМо также спросил Лин Сяо, как только узнал про это. Перед этим ему было известно лишь о наличии ограничения по совершенствованию для практиков. Универсальным ограничением был предел Син и ниже, поэтому практикам с пределом Чэнь и выше было запрещено входить. Но это условие также действовало и для даньши.

Совершенствование даньши, как и у практиков, было разделено на двенадцать пределов. Предел Син соответствовал шестому рангу даньши. Кун Вэнь был даньши восьмого ранга, поэтому он не мог войти. Ввиду этого ему только и оставалось, что привести толпу учеников к границам территории ТяньТан.

Эта новость для Ю СяоМо, несомненно, была хорошей, поскольку он не хотел встретиться с Кун Вэнем на территории ТяньТан, так как ему будет беспримерно неловко. 

Затем Ю СяоМо спокойно ждал наступления часа отправления. Но он боялся проворонить время, поэтому не решился изготавливать пилюли. 

Потому что, как только он начнет изготавливать пилюли, то может легко потерять чувство времени. Юноша ни в коем случае не хотел ждать, пока главные группы отправятся, прежде чем он обнаружит свой собственный промах.

Но он явно также забыл один пункт. Если он не сможет найти Лин Сяо, тот, несомненно, придет искать его. 

Еще оставалось половина четверти часа до периода Вэй3, то есть времени сбора. 

3 Период Вэй — время с 1 до 3 часов дня.

Ю СяоМо открыл входную дверь комнаты. Вокруг было тихо. Убедившись, что никого нет, он украдкой ушел. 

Незадолго до этого Ян-шисюн навестил его. В то время он думал найти юношу, чтобы пойти вместе поглазеть на шумиху, но Ю СяоМо отказался. Поскольку он хотел отправиться к подножию горы, чтобы дождаться Лин Сяо, юноша не желал, чтобы другие об этом знали, поэтому пришлось действовать тайком. Ян И не слишком заморачивался. Видя, что Ю СяоМо не идет, он пошел с другими учениками. 

Подножие горы Пика Ду было совсем недалеко, приблизительно в пяти минутах ходьбы. 

Ю СяоМо прождал не более двух минут, прежде чем Лин Сяо возник за его спиной. Мужчина чуть было не напугал его тумаком. На самом деле он все еще продолжать думать об этом, но, приняв к сведению последствия, сдержался.

— Младший шиди, ты весьма пунктуальный. — Лин Сяо, стоя сзади, обнял его за талию. Он уткнулся головой в его шею и потерся о нее. Голос мужчины был немного томным. 

Ю СяоМо посмотрел на него с ненавистью. Юноша, в конце концов, не Лин Сяо. Тот считает, что все люди такие как он?

— Лин-шисюн, мы отправимся прямо туда или все же сначала присоединимся ко всем? — спросил Ю СяоМо. В его устах «все», очевидно, были обе стороны — Блок Сюлянь и Блок Дань. Боеспособность даньши была очень слабой, поэтому, безусловно, они отправятся вместе с Блоком Сюлянь. 

— Нет нужды. Я нашел предлог, чтобы они отправились раньше, не дожидаясь меня. Я и «Чжоу-шиди» догоним их немного позже. — Сказал Лин Сяо. Именно об этом плане он говорил Ю СяоМо прежде. Надо лишь захватить инициативу, и к тому времени даже Тан Фань если и воспротивится тому, чтобы он вместе с Ю СяоМо вошел туда, будет уже поздно. 

Ю СяоМо знал, что «Чжоу-шиди», о котором он говорил, на самом деле был он сам. Несмотря на то, что уже все было организовано, юноша все же чувствовал нечто неподобающее. Не удержавшись, он с беспокойством спросил:

— Так делать — нормально?

Лин Сяо знал, что он имел в виду, и посмеялся:

— Успокойся. Сам Чжоу Пэн согласился. К тому же я уже пообещал найти для него яошоу с большой боевой мощью. 

Чжоу Пэн все же был неплохим человеком. Что бы Лин Сяо ни говорил, тот без колебаний со всем соглашался, несмотря на то, что в душе, возможно, ему было любопытно, отчего он так хорошо относился к юноше. Однако, услышав, что мужчина хотел взять с собой Ю СяоМо на территорию ТяньТан, Чжоу Пэн без лишних слов сразу же уступил свой шанс. Хоть он был предан Линь Сяо, а не Лин Сяо, однако из-за этого чувства верности к Линь Сяо, он не против был помочь мужчине стать еще сильнее. 

— Что касается Тан Фаня, у меня уже есть контрмеры. — Уголки рта Лин Сяо растянулись в ласковой улыбке, смешавшись с некоторым наваждением. Эта нить наваждения заставила исчезнуть без остатка мужественность на его красивом лице, делая его еще более опасным. 

Он знал, что Тан Фань, несомненно, будет возражать против того, чтобы он взял с собой Ю СяоМо на территорию ТяньТан. Дело могло дойти до того, что тот, возможно, станет недолюбливать его. В таком случае, какая разница? Человек, которого он хотел найти, уже найден. К тому времени как дело с территорией ТяньТан закончится, не исключена возможность, что он уже уйдет с Ю СяоМо.

Лин Сяо говорил так, будто в душе он имел готовый бамбук4, поэтому Ю СяоМо надул губы и больше не возвращался к этому вопросу. 

4 Образно «иметь ясное представление о способе решения задачи».

Некоторое время спустя двое людей достигли подножия горы школы ТяньСинь. Тан Фань уже отбыл с большой группой людей.

Всех крупных Крылатых птиц они забрали, поэтому остались малые птицы, на которых максимум могло сесть только три человека. Лин Сяо попросил Управляющего Ли, который охранял Крылатых птиц, дать ему птицу для трех людей. Через короткое время Крылатая птица, на которой они сидели, устремилась прямо ввысь. 

Впоследствии Управляющий Ли выразил на лице недоумение. Глава перед отъездом ясно сказал ему, что это будут ученики третьего поколения — Линь Сяо и Чжоу Пэн. Каким образом это превратилось в Линь Сяо и Ю СяоМо из Пика Ду? 

Управляющий Ли сто раз обдумал это и все равно не понял. Жаль, что никто не даст ему ответ.

Скорость Крылатых птиц была весьма высокой. Проворный силуэт сновал между слоями облаков. Перед глазами было лишь сплошное безбрежно-белое пространство. Ветер со свистом мчался и выл им в уши.

К счастью, сейчас была не зима, в противном случае морозный ветер царапал бы по лицу весьма болезненно. Однако Ю СяоМо не очень приспособился к скорости Крылатых птиц. Каждый раз, когда он ехал, ему приходилось прикрывать лицо. Полуоткрыв глаза, юноша смотрел с восхищением, завистью и ненавистью на Лин Сяо рядом с собой. 

Мужчина элегантно, но лениво откинулся на спинку сидения. Его длинные ноги лежали на спинке сидения спереди, а разомлевший вид намеренно вызывал у кое-кого ревность. 

Ю СяоМо в конце концов понял, почему тот захотел выбрать Крылатую птицу для троих человек. Первоначально это и было причиной. Это было весьма отвратительно. Он тоже так хотел! 

Как будто почувствовав у кое-кого обидные мысли, Лин Сяо неожиданно наклонил голову, чтобы посмотреть в направлении Ю СяоМо. Указывая на совершенно пустое место в объятиях, он поднял уголки губ и сказал:

— Младший шиди, хочешь ли сесть сюда?

Ю СяоМо представил себе картину, как он усаживается, и его лицо мгновенно вспыхнуло красным. Разве это не значит, что ему придется ехать верхом на Лин Сяо? Он сразу же, разгневавшись от смущения, уставился на мужчину, отбросив голову: 
— Не хочу!

— В самом деле не хочешь? Мои объятия весьма уютные. — допытывался Лин Сяо. Наполовину опершись, он приблизился к уху Ю СяоМо. Его туманное дыхание дразнило чувствительную мочку уха юноши. Затем он удовлетворенно заметил, как, румянец с ушей Ю СяоМо распространился на его щеки и шею. 

— Я сказал, что не хочу, значит, не хочу. — Ю СяоМо, разозлившись от смущения, оттолкнул его. 

Будучи отброшенным, Лин Сяо больше не приставал. Напротив, он улыбнулся, словно кот, поймавший сырую рыбу. Мужчина снова откинулся на спинку сидения и неторопливо произнес: 

— Я знаю, что ты очень стесняешься. Ничего страшного, мои объятия до скончания веков широко открыты для тебя. Ты можешь в любое время устремиться в них.

Ю СяоМо оскалился. Он и думать не смел добровольно бросаться в его объятия. 

Лин Сяо, похоже, читал и понимал его выражение глаз, однако лишь посмеялся и ничего не сказал. В этом мире не было ничего абсолютного. Как говорится, успех зависит от старания!

В результате с наступлением ночи Ю СяоМо сразу же добровольно сжался в объятиях Лин Сяо. Ничего не поделаешь, он был тем человеком, который чрезвычайно боялся холода. Несмотря на то, что в его мешке хранилась одежда, она оказалась тонкой и вовсе не защищала от холодного воздуха глубокой ночью и была не так хороша, как Лин Сяо, эта величественная стена из плоти.

Что касалось Лин Сяо, он уже давно ждал этой минуты. С полным осознанием своей правоты, он заключил в объятия этого человека. Во имя согревания, он везде касался тела юноши сверху донизу, даже не пропустил его «дружка». Иными словами, «маленький я» юноши и был важным местом, которому уделяли достаточно внимания. В результате Ю СяоМо целый вечер провел в сухом жаре. Действительно, чересчур разогрелся. 

На следующий день он проснулся в объятиях Лин Сяо. Первой реакцией было то, что его обманули. Прикрыв грудь, он использовал момент, чтобы убежать в свое пространство и помыться. 

Когда Лин Сяо играл с ним прошлой ночью, то не снял с него одежду, в основном, опасаясь, что юноша мог простудиться из-за морозного воздуха. В результате он излился в своей одежде. Проснувшись рано утром, Ю СяоМо сразу же почувствовал, что всему его телу было неудобно.

Во вторую ночь Лин Сяо все еще намеревался воспользоваться старым замыслом, но Ю СяоМо не дал ему такой возможности, поскольку заметил, что позапрошлой ночью сделал одну глупость. Он выяснил, что может скрываться в своем пространстве и не подвергать себя этим мукам. Достаточно, чтобы он не использовал силу души для контроля перемещения пространства, и все будет хорошо. Таким образом он все же сможет вернуться на Крылатую птицу. 

В результате Лин Сяо наедине с самим собой провел необычайно унылую ночь под печальное шуршание ветра.

На следующий день Ю СяоМо вышел и заметил, что Лин Сяо с большой улыбкой смотрит на него. На этом красивом лице совершенно не было скрытой обиды оттого, что его бросили. Напротив, был намек на ненаучное возбуждение. Глаза, смотревшие на него, прямо-таки светились, заставляя кожу на голове юноши онеметь от возникшей мысли, что своим видом мужчина напоминает голодного волка, заметившего добычу. Почему-то это было особенно пугающе!

А затем Крылатая птица достигла места назначения, как раз, когда его сердце трепетало от ужаса.



Комментарии: 4

  • Большое спасибо за главу!

  • Спасибо, это было жарко!

  • Больше подробностей о приставаниях! ))))

  • Спасибо за новую главу)) Вкусненько🥰

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *