Непредвиденное событие.

Молчание, молчание, словно мертвая тишина...

Через несколько секунд внизу немедленно раздались бесчисленные вздохи, волна за волной. Множество людей смотрели на Ю СяоМо, который сказал эти слова, с невероятно потрясенным выражением глаз.

— Оказывается, это человек Долины ИньЯн. Неудивительно, что такой заносчивый.

— Еба, этот юноша будет страдать.

— Прекрасно зная его статус, он, неожиданно, взял да и осмелился сказать подобные слова. Кажется, что не принимает Долину ИньЯн всерьез. Смелость немаленькая, но… Ай...

В таком публичном месте юноша, тем не менее, ни капли не уважал Долину ИньЯн. Более того, его слова приравнивались к тому, что он с силой дал Тан Хао пощечину. Это было еще более эффектно, чем сказать ядовитые слова. Теперешний Тан Хао уже пришел в бешенство.

Никто не заметил, что злорадствующее выражение лица Ху Фэна также слегка изменилось.

— Юнец, если есть мужество, то скажи еще раз, — снова раздался злобный голос Тан Хао, все его лицо позеленело. Взгляд, которым он смотрел на юношу, уже нес с собой убийственные намерения. Два охранника позади него тоже встали. На теле вспыхнул поток могущественной ауры.

Ю СяоМо лишь посчитал это забавным. Опять заставлять его повторять еще раз. Повтори он сказанное еще несколько раз, также будет одинаково.

Однако юноша никак не ожидал, что, неожиданно, возьмет да столкнется здесь с людьми Долины ИньЯн. Он не знал, какие отношения имели Тан Хао и тот человек средних лет по имени Му Шэнь. Кто знает, юноша мог бы начать с него.

Фактически Ю СяоМо много думал. О деле, по которому люди Рода ЧиСюэ прибыли на континент ЛунСян, знало чрезвычайно мало людей. Дело, касающееся сокровища, передающегося в роду, являлось тайной среди тайн. В противном случае знающих людей станет больше в одночасье. Другие, помимо Рода ЧиСюэ, например, шифу Дао Юня, определенно бы узнали.

— Дагэ, разве аукцион это не то, где каждый опирается на финансовые возможности? Я уже предложил цену. Если ты не можешь превысить меня, то это твои собственные проблемы, — улыбаясь, сказал Ю СяоМо.

Тан Хао был так зол, что его нос скривился1. Эти слова оказались верными, но, согласно его надменности, в наиболее решающий момент с ним сыграли грязные шутки. Каким образом ему станет лучше? Молодому человеку почти не терпелось убить его.

1 Крайняя степень негодования.

— Мальчишка, я повторю в последний раз. Вызываешь недовольство Долины ИньЯн — вызываешь недовольство Рода ЧиСюэ. Если так, ты все еще хочешь продолжать соревноваться со мной за Треножник ТяньГун? 

Глаза Тан Хао обнажили холодный блеск и непоколебимо уставились на юношу. Если бы здесь не был аукцион Союза Цан, он бы уже давно приступил. Разве он все-таки допустил бы, чтобы никому неизвестный человек перед его лицом стал таким наглым?

Ю СяоМо кивнул головой и сказал: 

— Знаю, что ты из Долины ИньЯн и еще имеешь за спиной Род ЧиСюэ. Тебе незачем говорить специально. Я ведь не безграмотный. В таком случае, даже если и так, то что? Неужели из-за того, что у тебя за спиной имеется такая большая опора, можно пренебрегать правилами аукциона?

Тан Хао в очередной раз оказался разозлен его беспечным тоном. Глаза покраснели, тело начало слегка дрожать. Это был феномен проявления негодования, дошедшего до крайней степени.

— Хорошо, давайте покончим на этом. Молодой господин Тан, если ты далее не в состоянии дать более высокую цену, то я собираюсь объявить того, кому будет принадлежать Треножник ТяньГун. 

Как раз в этот момент Юэ ЦяньШан, вдоволь насмотревшийся на зрелище, наконец заговорил.

Только он открыл рот, место аукциона сразу немного успокоилось. Разум Тан Хао, который был подожжен пламенем гнева, также немного вернулся2. Рассудок сообщил ему, что он абсолютно точно не может давать волю рукам в месте аукциона Союза Цан. В противном случае Союзом Цан он окажется отнесен к клиентам, с которыми разорвали отношения. Его лицо будет потеряно до НаньЛу.

2 Означает, что пламя уменьшилось.

Тан Хао глубоко вдохнул и крайне озлобленным взглядом посмотрел в сторону Ю СяоМо: 

— Негодяй, я тебе покажу!

Закончив говорить эти слова, он, взяв двух своих охранников, вышел из ложи и покинул место аукциона. Молодой человек действительно не был в состоянии дать более высокую цену. Задержись он далее, то только и смог бы, что потерять лицо.

Самое главное, на площадке аукциона нельзя убивать людей. Если он хотел подраться, то оставалось только отправиться наружу.

Человек, затеявший скандал, ушел, Юэ ЦяньШань тут же объявил: 

— Похоже, должно быть, нет никого, кто бы далее был способен дать более высокую цену. В таком случае, я объявляю…

— Постойте.

Как раз когда толпа полагала, что на аукционе осела пыль3, еще один голос рассек слова Юэ ЦяньШаня. Голос казался немного низким, однако было слышно, что это женщина.

3 Образно «завершился».

Снова возникло непредвиденное событие. Люди места сбора тут же остолбенели.

Множество людей посмотрели в сторону звука и в этот самый момент увидели, как в определенном углу места сбора неожиданно встал человек, у которого на плечи был накинут плащ-накидка. Человек, чье тело все оказалось плотно закрыто. Она, должно быть, и являлась тем, кто говорил. Неизвестно к тому же, какую она имела цель. Толпа, задержав дыхание, смотрела на женщину.

Ю СяоМо не знал, смеяться или плакать. Кто бы мог подумать, что заимеется человек, который станет подражать его приему.

К удивлению, в самый последний момент пришел строить козни. В прошлом постоянно именно они в конце концов выходили на сцену «сокрушать». Кто бы мог подумать, что на этот раз станет наоборот... Напротив, также ново.

Лин Сяо, гладя свой гладкий подбородок, смотрел на человека внизу. Он прищурился.

Женщина как будто не заметила внимания множества людей. Она, поднявшись, громко сказала: 

— Я дам семь миллионов духовных кристаллов.

Только эти слова вышли, как толпа один за другим вскричала. Цену в шесть миллионов духовных кристаллов уже нельзя было считать низкой. Неожиданно опять повысили на один миллион. Что произошло сегодня, в конце концов? Как могло случиться, что пришло так много типов, которые кичатся своим богатством? И в сравнении со всеми этими людьми они, попросту говоря, являются мелюзгой4.

4 Образное выражение для развертывания работы в небольших масштабах и «являющийся в незначительной сфере».

Ю СяоМо капельку понял ощущения Тан Хао.

Но юноша все-таки не являлся мелочным человеком. Как он и сказал, аукцион ведет бескомпромиссную борьбу именно финансовых возможностей.

Уж коли другая сторона предложила цену, он также не мог, как и Тан Хао, угрожать противнику. Тем более, у него также не имеется какого-либо статуса. Наибольшее именно то, что около него был Лин Сяо, и все.

— Десять миллионов духовных кристаллов. 

Лин Сяо неожиданно заговорил. Он не продолжал метод Ю СяоМо и прямо прибавил три миллиона духовных кристаллов. Мужчина одним махом стал человеком, который на этом аукционе широко5 скакнул на самый максимум.

5 О стиле в трате денег, ведении дела.

Ю СяоМо едва не рассердился и тотчас же, понизив голос, сказал:

— Ты зачем в один присест прибавил так много?

Лин Сяо ответил:

— Этот человек не прост, раз уж она в состоянии добавить миллион, то очевидно еще не достигла предела возможного. По чуть-чуть также является пустой тратой времени, лучше уж напрямую.

Однако, от пятисот тысяч начальной цены соперничество дошло до десяти миллионов. В БэйДуне это являлось исключительным.

Другая сторона, по-видимому, изумилась.

В месте сбора уже была сплошь мертвая тишина. Они скоро онемеют.

В ложе по соседству с Ю СяоМо Род ДуаньМу полностью лишился дара речи, особенно ДуаньМу Цин. Все его тело застыло. Он вспомнил, что вчера сказал Ю СяоМо, что Тан Хао и другие подготовили достаточно много духовных кристаллов.

Что касалось Дао Юня, он с самого начала являлся человеком, у которого был сильно раскрыт рот. Он также не ожидал, что люди, с которыми он находился два-три дня, могли иметь так много денег. Так без раздумий выбросить десять миллионов духовных кристаллов.

Женщина в плаще-накидке нерешительно ответила суммой:

— Десять миллионов двести тысяч духовных кристаллов.

Эта сумма явно являлась нежеланием сдаваться. Еще и решимость вступить в схватку. Однако очень жаль.

Лин Сяо сказал:

— Одиннадцать миллионов духовных кристаллов.

Женщина в плаще-накидке замолчала. В конечном счете она все же покачала головой и разочарованно села обратно на место. Она сдалась. Даже если она могла добавить еще больше, в действительности очевидно, что финансовые возможности уступают другой стороне, поскольку, когда они повышали цену, они с полным отсутствием колебаний вот так выкинули три миллиона. Далее соперничать также бесполезно.

— Одиннадцать миллионов духовных кристаллов раз!

— Одиннадцать миллионов духовных кристаллов три! Сделка заключена! 

По мере того как слова Юэ ЦяньШаня «сделка заключена» падали, это означало, что аукцион, наконец, завершился. Несмотря на то, что случились немного неожиданностей, Треножник ТяньГун все-таки заполучил Ю СяоМо.

В действительности эту цену также нельзя считать неоправданной. Треножник ТяньГун как-никак являлся седьмым в списке треножников. К тому же духовные кристаллы пришли слишком просто и не были заработаны Ю СяоМо собственноручно. Поэтому у него не больше чем на мгновение болело сердце. Очень скоро оно оказалось смыто восторгом от того, что он выиграл Треножник ТяньГун.

После того как Юэ ЦяньШань объявил, что аукцион окончен, он пригласил всех прибыть за сцену аукциона выплатить духовные кристаллы, а потом получить выигранные вещи.

Ю СяоМо предложил Дао Юню и людям из Рода ДуаньМу вернуться вместе первыми. Он и Лин Сяо отправились за сцену аукциона получить Треножник ТяньГун. Изначально Дао Юнь хотел пойти посмотреть с ними, но, увидев их полностью непреклонные лица, был вынужден отказаться от этой идеи.

Когда они прибыли за сцену, некоторые силы БэйДуна тоже были там.

Среди них как раз оказался Род СыКун, который в прошлом послал людей взыскать с ДуаньМу Цина.

Род СыКун уже давно выяснил, что люди, которых они послали в погоню за ДуаньМу Цинем с целью убийства, все умерли. К тому же они еще понимали, что это имело отношение к Ю СяоМо и двум другим. Поскольку по причине того, что ДуаньМу Цин в тот день как раз вернулся вместе с ними.

Первоначально они рассчитывали после окончания аукциона устроить им неприятности. Однако они не ожидали, что, к удивлению, возникнет немаленький несчастный случай. Даже Долину ИньЯн осмелились оскорбить. Еще и тут же вынули десять миллионов духовных кристаллов. Они определенно не являлись теми, кто был в состоянии вызывать их недовольство.

После того как Ю СяоМо отдал духовные кристаллы, Юэ ЦяньШань приказал человеку принести Треножник ТяньГун.

Красный котел оказался еще меньше, чем когда Ю СяоМо увидел его на аукционе. От размера футбольного мяча остался лишь размер кулака, эквивалентен мини-версии. Если носить при себе, то действительно очень удобно.

— Это ваш котел. — сказал Юэ ЦяньШань, передавая им.

Ю СяоМо радостно взял его. Юноша не думал, что как только они прибудут на континент ТунТянь, неожиданно сразу получат Треножник ТяньГун. Удача в самом деле была необычайно хорошей.

Радостно взяв вещь, Ю СяоМо как раз собирался тащить Лин Сяо, чтобы покинуть это место.

— Подождите минутку. — Юэ ЦяньШань внезапно заговорил и окликнул их, когда они повернулись кругом.

Ю СяоМо обернулся и взглянул на него.

Юэ ЦяньШань напомнил:

— Вам двоим, после того, как выйдете, следовало бы быть немного осторожнее. Тан Хао и Ху Фэй — люди, которые за оскорбительный взгляд должны отомстить6. Они, должно быть, не пощадят вас. — У него к этим двоим заимелось немножко симпатии, и только поэтому он заговорил и напомнил им.

6 Ничего не прощают.

Ю СяоМо улыбнулся:

— Большое спасибо!

Он с Лин Сяо сразу же покинул место за сценой аукциона.



Комментарии: 3

  • Ну грех не быть дерзким с таким то зверем за спиной :) иначе добру зазря такому пропадать.
    Спасибо за перевод

  • Ю Сяо Мо такой дерзкий)

  • Спасибо за перевод 💗

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *