Деревня ТаоХуа была очень красивым местом, с посаженным со всех сторон несметным количеством персиков. Ежегодно март как раз становился сезоном буйного цветения персиков. Бесчисленное множество персиковых лепестков кружились, застилая небо. Действительно, это было редко встречающейся картиной, которая привлекала очень много путешественников приезжать полюбоваться видом. Поэтому каждый год это время являлось именно сезоном, когда деревня ТаоХуа становилась чрезвычайно оживленной.

В сентябре на всех персиковых деревьях росли ароматные и соблазнительные персики, зрелые персиковые деревья почти заполняли горы и долины1. Крестьяне деревни ТаоХуа были довольно простыми. Исключая часть персиков, выбранных для продажи, большинство приносили, чтобы принять путешественников. Также поэтому деревня ТаоХуа являлась повсюду известной.

1 Образно «заполнять собой всё».

Матушка Ю СяоМо была невиданной красоты женщина, родившаяся и вскормленная в деревне ТаоХуа, и звалась «святой цветка персика». Она когда-то имела несметное количество поклонников и носила благозвучное имя Цзян ТаоЭр.

Цзян ТаоЭр была великодушной и проникновенной прелестной женщиной, прекрасным талантом, родившимся в счастливой местности. С детства она росла в деревне ТаоХуа и почти шагу не ступала за ее пределы, поскольку ее отец, также являющийся старостой деревни ТаоХуа, очень хорошо охранял девушку и она «выходила из грязи, не запачкавшись»2. Возможно, это и есть описание такой женщины как Цзян ТаоЭр.

2 Образно «сохранить чистоту».

К сожалению, после того несчастья Цзян ТаоЭр оказалась постепенно забыта.

Иногда, увидев кружащиеся, застилающие небо лепестки цветков персика, народ, возможно, мог вспомнить ту «святую цветка персика», которая когда-то свободно танцевала под цветущими деревьями.

Хотя Цзян ТаоЭр отжила свой век, крестьяне деревни ТаоХуа все же не забыли событие, которое произошло в тот год. Впечатление оказалось слишком глубоким.

Ю СяоМо и Лин Сяо очень легко выяснили о событии, произошедшем двадцать лет назад.

Двадцать лет назад, когда Цзян ТаоЭр было семнадцать, возраст расцвета сил. Этот возраст у простого народа достигал того, когда можно было выйти замуж, но ее отец, Цзян Хай, тем не менее, не желал таким образом выдавать дочь замуж.

Цзян Хаю было сорок, когда появилась Цзян ТаоЭр, любимая дочка. Его спутница жизни из-за слишком большого возраста оказалась прикована к постели после родов. Вскоре она покинула мир. Оставшиеся дочь и отец жили, поддерживая друг друга.

Цзян Хай постоянно держал Цзян ТаоЭр в ладонях, она чудом не выросла дурной, наоборот, она хорошела, становясь все более и более женственно прекрасной. Характер также казался чрезвычайно милым. За промежуток в почти один год, с шестнадцати до семнадцати лет, те, кто сватался к ней, никогда не прерывались.

Но в результате Цзян Хай постоянно отвергал людей, что сватались. 

Наконец это вызвало гнев у нескольких злокозненных людей. Они нашли тех, кто запутает Цзян Хая, а потом воспользовались моментом, чтобы обмануть Цзян ТаоЭр и она вышла из деревни ТаоХуа.

Цзян ТаоЭр была весьма наивной и о мире за пределами деревни ТаоХуа очень мечтала. Поэтому, успешно обманувшись, она вышла.

Дальнейшее событие можно было себе представить. Те люди пытались с помощью применения одурманивающих препаратов изнасиловать Цзян ТаоЭр. 

К досаде, их план не завершился успешно и «на полпути прорвался Чэн Яоцзинь»3.

3 Образно «неожиданное вмешательство судьбы».

Тот человек спас Цзян ТаоЭр. Забавным стало то, что двое людей полюбили друг друга с первого взгляда. В дальнейшем они втайне от Цзян Хая начали встречаться. Только когда подпольная любовь открылась, в то время Цзян ТаоЭр уже оказалась беременна от того человека.

Домашние дрязги нельзя было предавать огласке и Цзян Хаю ради репутации дочери поневоле оставалось только разрешить двоим людям вступить в брак.

После того как они поженились, у двоих людей была необычайная супружеская любовь. Тот мужчина также имел талант, а именно, он начал развивать туризм в деревне ТаоХуа. После Цзян Хай, наконец, признал мужчину и его любовь к своей дочери. Он действительно считал того частью семьи Цзян.

К сожалению, все хорошее не длится долго. Мужчина, после того как Ю СяоМо исполнился полный месяц, внезапно исчез. С тех пор не было никаких известий, больше никто не видел его.

Кто-то говорил, что мужчина устал от жизни в деревне ТаоХуа, поэтому оставил Цзян ТаоЭр и сына вдвоем. Поскольку, только посмотришь на того мужчину и сразу казалось, что он дракон и феникс среди людей4. Мужчина не мог вечно и покорно находиться в крохотной деревне ТаоХуа.

4 Образно «о человеке высоких качеств, любящем оставаться незамеченным».

Кто-то говорил, что мужчина не более чем играл с Цзян ТаоЭр. Наигрался и молча ушел. 

Однако также были те, кто говорил, что мужчина умер. Имелись разного рода причины, но он действительно не вернулся после.

Цзян ТаоЭр стала подавленной, два года спустя аромат исчез и яшма потускнела5. В тот год ей было только двадцать лет и она по-прежнему была привлекательной, подобно цветку. По сравнению с тремя годами ранее добавилось чуть-чуть зрелой грациозности. Даже после смерти в сердцах очень многих людей она также оставила глубокое впечатление.

5 Образно «о смерти девушки».

Старый деревенский староста испытал боль утраты любимой дочери и, чрезмерно сокрушаясь, также скончался, оставив крохотного Ю СяоМо. В конце концов его взял на воспитание отец дедушки и мальчик жил вместе с семьей дяди6 матушки.

6 Дабо — старший брат отца и его сверстник.

Комичный процесс, трагичный финал.

Каждый человек, который слышал эту историю, неизменно очень сетовал.

Припоминал те годы, богиню под цветущими деревьями персика…

Старик, который приютил Ю СяоМо, считал, что его отец уже умер, поэтому с детства рассказывал Ю СяоМо, что его отец и мать оба умерли. Очень много крестьян деревни ТаоХуа также считали, что тот мужчина уже умер.

Когда Ю СяоМо и Лин Сяо выясняли, самой массовой версией, что они слышали, была именно та, что тот мужчина умер!

Юноша хотел опять спросить еще один вопрос, но все эти старцы несомненно разразились бы бранью по отношению к тому мужчине, поскольку смерть Цзян ТаоЭр имела огромное отношение к нему. И Цзян ТаоЭр оставила слишком много прекрасных впечатлений старикам.

— По-видимому, остается только отправиться искать прадеда, — немного сникнув, сказал Ю СяоМо.

История все-таки очень прекрасная. Тот мужчина, исключая беспричинную пропажу, когда был вместе с Цзян ТаоЭр, вовсе не делал вещи, которые оказались недостойными ее.

Ю СяоМо чувствовал, что мужчина, который был так добр к жене и отдавал все духовные и физические силы родительской семье жены, абсолютно точно не мог оказаться человеком, ни в чем не повинно оставившем жену. Он определенно имел какие-то скрытые душевные раны и не исключена возможность, что именно эти скрытые горести являлись ответом, который юноша искал.

Лин Сяо взглянул на него: 

— Уже давно следовало так сделать.

Ю СяоМо робко погладил нос. Он боялся ошибиться и только поэтому не решался пойти, поскольку юноша вообще не встречал отца дедушки. Если он обознается, то это станет скверным.

Чтобы не медлить, двое людей сразу же отправились в дом дяди Цзян ТаоЭр.

Дом дяди было легко узнать, так как после того, как старый деревенский староста скончался, дядя Ю СяоМо стал новым деревенским старостой.

В деревне ТаоХуа существовал очень старый обычай. Каждому деревенскому старосте, после того как вступил в должность, требовалось жить в резиденции ТаоХуа. Члены семьи могут вселиться, однако после смерти деревенского старосты или если он сложил с себя полномочия, необходимо переехать обратно в прежний дом. Этот порядок до сегодняшнего дня не нарушался.

Резиденция ТаоХуа очень легко узнаваема. Перед резиденцией с двух сторон имелись два персиковых дерева с историей в несколько сотен лет, к тому же во всей деревне ТаоХуа только эти два дерева буйно цвели круглый год. В этом году не было праздника цветения персика и два персиковых дерева еще более бросались в глаза.

Ю СяоМо встал перед резиденцией ТаоХуа и додумывал, что после того как войдет туда, какие необходимо избрать для себя контрмеры. Он совершенно не замечал, что Лин Сяо сбоку как раз задумчиво смотрел на него.

— СяоМо? 

Как раз в это время в ушах внезапно раздался обеспокоенный и сомневающийся голос.

Ю СяоМо наклонил голову и посмотрел. В этот самый момент он увидел, как человек сорока с лишним лет как раз озадаченно глядел на него. Выражение его лица казалось немного нерешительным.

Ю СяоМо не знал, как отреагировать, поскольку не мог узнать этого человека.

Дядя его матери Цзян Тянь был лишь на год старше Цзян Хая, но его дом оказался полон детьми и внуками, и с увядшим количеством людей семьи Цзян Хая, у которой до настоящего времени даже настоящий Ю СяоМо ушел в мир иной, абсолютно точно являлись двумя крайностями.

Дом дяди, кроме двух сыновей, которые преуспели за пределами дома, все остальные жили в деревне ТаоХуа. Но даже если ушли двое сыновей, в семье Цзян Тяня в общей сложности еще имелось десять с небольшим ртов. Было бы странно, если бы он узнал этого человека.

Ю СяоМо оставалось только неловко проигнорировать обращение: 

— Э... это я. Я вернулся.

К счастью человек средних лет не придирался. Уверившись, что Ю СяоМо вернулся, он сразу же обнажил радостное выражение лица. Он подошел и потянул, крепко схватив руку юноши, в направлении резиденции ТаоХуа, одновременно говоря: 

— С тех пор как ты оказался завербован школой ТяньСинь как дицзы, твой прадедушка постоянно очень скучал по тебе. Если бы он увидел, что ты вернулся, то определенно оказался бы очень рад.

Прадеду, в свою очередь, старику, который в те годы приютил Ю СяоМо, было уже более восьмидесяти лет.

Достигнув этого возраста, он еще мог помнить о Ю СяоМо. Видимо, пожилой человек искренне относился к юноше с нежностью.

Ю СяоМо чувствовал, что раз уж он заменил настоящего, то обязан как следует обходиться с его близким. Так или иначе тот дал ему тело. В результате юноша не имел какого-либо сопротивления и позволил человеку средних лет тянуть себя в резиденцию ТаоХуа. Это также считалось оправданием.

Лин Сяо с ослабевшим чувством собственной значимости вошел следом.

Человек еще не зашел, как распространился взволнованный голос мужчины средних лет: 

— Отец, дедушка, быстро выходите посмотреть, кто пришел увидеть вас.

Самым первым, кто выбежал, стала женщина средних лет угрожающего вида, словно раскроет рот и вот-вот начнет браниться. В результате, когда она заметила позади Ю СяоМо, она отреагировала так же, как человек средних лет, и радостно прибежала обратно сообщить всем, что он пришел.

Действительно, радушная семья!

Спина Ю СяоМо обливалась потом.

Когда они только вошли в дверной проем, все уже спешно убежали в главный зал. Глаза каждого сверкающе смотрели на Ю СяоМо.

Дядя Цзян ТаоЭр вышел с задней стороны, поддерживая старика шестидесяти лет.

Пожилой человек внешне выглядел на шестьдесят лет, но Ю СяоМо мог с уверенностью сказать, что этот человек, должно быть, был именно его прадедом.

Старик только увидел Ю СяоМо, как взволнованное выражение на его лице стало глубже, чем у всех. Он подошел, немощная рука легонько схватила руку Ю СяоМо: 

— Дитя, прадедушка смог еще раз увидеть тебя при своей жизни. Действительно прекрасно!

С тех пор как Ю СяоМо оказался уведен, люди школы ТяньСинь сообщили им, что в оставшейся жизни они, возможно, больше не увидят юношу, так как для совершенствующихся людей время являлось менее ценной вещью. Таким образом, увидев, что Ю СяоМо вернулся, только поэтому они так взволновались.

Изначально Ю СяоМо все еще было немного неловко. Слова старика заразили его, через слегка трясущиеся руки старика юноша почувствовал поток теплоты от всего сердца. Это были именно родственные чувства. Он в прошлой жизни при живых и здоровых членах семьи нисколько не ощущал такого.

— Прадедушка, я вернулся.

Из-за этой фразы глаза старика мгновенно наполнились слезами восторга.

Это был единственный внук его второго сына. Также тот, которого он лично вырастил. Несколько лет назад он так не хотел позволять юноше вступить в школу ТяньСинь, но не мог препятствовать ему искать своего отца. Старик понимал, что на самом деле юноша все-таки очень скучал по тому мужчине.

— Милое дитя, скорее заходи. — Старик немедленно провел Ю СяоМо внутрь.



Комментарии: 6

  • Лин Сяо и мокрую спину Мо должен был заметить. И его неуверенность. Хи хи..

  • Лин Сяо не поверил в его легенду сразу же, просто никогда не допытывался. Поэтому очевидно и сейчас пока вопросов не задаёт. Вообще учитывая его собственные секреты – это честно

  • Вот уж чего не ожидала в этом произведении, так это истории жизни оригинального Ю СяоМо. Автор не перестает радовать резкими сюжетными поворотами.)))

  • Какая милая семья (*´ω`*)

  • Мне кажется Лин Сяо начал что-то подозревать
    Очень странно выглядит со стороны что Ю Сяомо не знает истории собственных родителей
    Спасибо огромное за перевод!!!

  • Большое спасибо за Ваш труд!!!!!!!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *