Цяо У Шуан являлся одной из ведущих молодых персон Профессионального союза ЮйШоу. Говорят, что он уступал только тому, из главного управления Профессионального союза ЮйШоу в ЧжунТяне. Несмотря на то, что он был не единственным, его слава оказалась весьма большой. Особенно в НаньЛу.

Профессиональный союз ЮйШоу в НаньЛу являлся частью ЧжунТяня. Цяо У Шуан в основном действовал в НаньЛу, а потому здесь его известность оказалась довольно большой. Также он являлся цянчжэ списка ТунТянь. Хотя его рейтинг был немного ниже Сюн Сяо, возрастом он был младше Сюн Сяо.

Только он появился, как внимание множества людей, одного за другим, переключилось.

Ходили слухи, что Цяо У Шуан имел хорошие отношения с людьми из Союза Цан, но эти слухи до сих пор не получали подтверждения, так как почти никто не видел, чтобы Цяо У Шуан ходил вместе с людьми Союза Цан. Но исходя из того, как он только что назвал Сюн Сяо, они уже сейчас могли быть уверены: слухи действительно являлись правдой.

Далее после города ЮйСянь и Профессионального союза Даньши появились люди из Союза Цан и Профессионального союза ЮйШоу. Кажется, еще пройдет немного времени, как остальные силы также прибудут одна за другой.

— Цяо-лаоди1 действительно хочет купить, спрашивая цену?

1 Лаоди — дружеское обращение к мужчине, который младше по возрасту. Приятель.

Отношения между Сюн Сяо и Цяо У Шуаном в самом деле были неплохие. Несмотря на то, что они все же не являлись хорошими друзьями, которые искренне выражали свои чувства, Сюн Сяо многократно поддерживал знакомство с Цяо У Шуаном. Он выглядел изысканным, однако являлся мужчиной, который был очень живым. Поэтому заметив, что тот появился, выражение лица Сюн Сяо, которое только что было строгим, внезапно немного смягчилось. Однако он по-прежнему казался очень серьезным.

Цяо У Шуан, тем не менее, разглядел. Он покачал головой и сказал со смехом: 

— Если покупать, то увольте. Цену нефритового цзяня я в самом деле не вынесу. Тем более покупать информацию, которуе сам уже знаю. Я, молодой господин2 У Шуан, все-таки не дурак. Если действительно куплю, то завтра некоторые сразу же скажут, что мою голову лягнул осел.

2 Гунцзы — в старые времена так официально называли сыновей князей, также использовалось как вежливая форма для сына другого человека. Позже так стали именовать сыновей богачей и влиятельных родов.

— Цяо-лаоди шутит. Кто посмеет бранить тебя, молодого господина У Шуан? — Сюн Сяо разразился смехом. Ему нравились мужчины, такие как Цяо У Шуан, которые говорили искренне. Это также являлось именно тем, что восхищало Сюн Сяо в нем.

Цяо У Шуан улыбнулся и сказал: 

— Сюн-лаогэ, тебе незачем обращать на меня внимание. Служба важнее и срочнее.

Сюн Сяо не произнес ни слова, однако можно было увидеть, что его расположение к Цяо У Шуану немного возросло.

Среди толпы людей Ю СяоМо в конце концов чрезвычайно восхищался таким человеком. Он жил свободно и непринужденно. Только это называлось жизнью. Целыми днями напролет планировать то, планировать се — все это занятие тех, кто не занят так, что яйца болят3.

3 Образно «событие, доставляющее неудобства или душевный дискомфорт».

По сравнению с Чэн ДунЦином, Ху Инем и другими, Сюн Сяо и Цяо У Шуан были такими людьми, которые, наоборот, легко заставляли у других рождаться симпатии.

Не только Ю СяоМо восхищался, остальные также имели такую же точку зрения.

— Довольно болтать. Почти уверен, что все присутствующие понимают ценность информации нефритового цзяня. На этот раз цена, несмотря на то, что не самая высокая, которую устанавливал Союз Цан за всю историю, но также не низкая. Сто тысяч духовных кристаллов за нефритовый цзянь, — громко объявил Сюн Сяо.

Только слова упали, как очень много людей от этого числа в сто тысяч оказались потрясены так, что вытаращили глаза и раскрыли рты.

Несмотря на то, что НаньЛу, по сравнению с БэйДуном, являлся намного зажиточнее, людей, которые действительно имели духовные кристаллы, все-таки было очень мало. Сто тысяч кристаллов для очень многих уже являлось огромным богатством. Кто согласится не пожалеть на эту информацию? В конце концов это не передать, вдоволь наевшись4.

4 От нечего делать совать нос не в свои дела. Нечем больше заняться.

Поэтому после того как Сюн Сяо закончил говорить, ни один человек не ответил.

Сюн Сяо, по-видимому, совсем не удивился подобной обстановке.

Это была цена, которую он и другие поставили после совещания. Для информации внутри нефритового цзяня действительно небольшая. Однако только купив, сразу поймешь, стоит или нет.

Когда атмосфера утихла, сзади неожиданно донесся смех. В тихой обстановке он казался немного внезапным. Владелец смеха, кажется, был очень неучтивым и давал людям своего рода ощущение насмешки.

Ю СяоМо почувствовал, что этот голос был немного знакомым. Как будто он уже где-то слышал, но не мог вспомнить. Как и присутствующие, он посмотрел в сторону, откуда доносился голос.

Немного знакомый в лицо мужчина, которого обступили люди, словно множество звёзд окружает луну5, подошел.

5 Образно «пользоваться поддержкой множества людей».

Люди, что преграждали ему, один за другим сознательно уступали дорогу.

Этот мужчина был не кто иной, как Чэн ДунЦин, который как раз вчера появился в таверне. Так как Ю СяоМо напился, у него имелось не очень глубокое впечатление о нем.

Чэн ДунЦин подошел к Сюн Сяо и Цяо У Шуану и холодно сказал со смехом: 

— Союз Цан все-таки действительно такой же как и раньше, постоянно не может избавиться от одержимой алчностью натуры. Информацию, которую получили другие, вы также без стеснения принесли продавать за духовные кристаллы. Что уж говорить о том, что ничтожный нефритовый цзянь с новостью, к удивлению, продаете за сто тысяч духовных кристаллов. Действительно помешанные на деньгах. Сейчас не продадите и это, в таком случае, большая потеря лица.

Сюн Сяо безразлично окинул его взглядом: 

— Не твое дело!

Усмешка на лице Чэн ДунЦина в один миг сжалась.

— Пф-ф-ф…

Только что раздался звук. В толпе имелся человек, который не смог удержаться от смеха.

В сплошь тихой обстановке этот прыскающий смех казался еще более звонким.

Чэн ДунЦин, которого только что обругали, мгновенно помрачнел. Он не мог разозлиться на Сюн Сяо и тогда собрался выпустить гнев на этом человеке. Угрюмый взгляд сразу же посмотрел в направлении голоса, однако тот был заслонен толпой людей. Молодой человек не знал, кто издал насмешливый хохот. Только подумав так, он еще больше разозлился.

Люди, стоявшие за спиной Чэн ДунЦина, понимали, что тот был не в духе. Один из мужчин сразу же вытащил личное оружие, которое носил при себе, и направился в толпу людей. Он сердито сказал: 

— Кто только что смеялся? Немедленно катись сюда.

Множество людей боялись стать затронутыми. Они один за другим спешно отступили назад, в результате разоблачив Ю СяоМо и Лин Сяо, находившихся в толпе. На обширной земле двое людей оказались словно изолированы.

Мужчина как только увидел их, уверился, что они и были людьми, кто издал смех. Собравшись яростно браниться, он внезапно заметил хорошо знакомое красивое лицо. Другая сторона как раз, не то улыбаясь, не то нет, смотрела на него. Вчерашняя сцена в таверне мгновенно всплыла в его голове. Мужчина не смог удержаться и дрогнул.

Картина Ху КанНина, который оказался избит до жалкого состояния, все еще ясно виднелась. Мужчина прекрасно осознавал, что он сам не являлся соперником Лин Сяо. Горло словно сжало, и он не смог заговорить. Мужчина обернулся и, находясь в затруднительном положении, посмотрел на Чэн ДунЦина.

— Это вы! — Чэн ДунЦин также узнал их и сразу понял, что произошло.

Люди, которые осмелились насмехаться над ним, видимо, также являлись лишь этими двумя, иначе другие не могли, прекрасно зная его статус, все же посметь смеяться над ним.

— Кто они?

Сюн Сяо заметил, что Чэн ДунЦин знал этих двоих, в его глазах мелькнуло удивление. Услышав тон зубовного скрежета, по-видимому, у того все-таки имелась немаленькая неприязнь.

В этот момент к нему подошел человек в черных6 одеждах и шепотом пояснил на ухо все подробности, рассказав об инциденте, возникшем в таверне. Согласно информационной сети Союза Цан, про это событие они узнали в тот же день.

6 Несмотря на то, что цвет в слове сине-зеленый, по факту он был очень темного сине-зеленого, почти черного, цвета. Со времен династии Хань такие одежды носили слуги и служанки (люди низкого происхождения), посыльные и так далее.

Цяо У Шуан находился поблизости и тоже услышал. Неожиданно он пораженно посмотрел на двоих людей. Не прошло и пары дней, а они с городом ЮйСянь и Профессиональным союзом Даньши прониклись друг к другу враждой. Эти двое все же действительно имели талант.

Ю СяоМо заметил, что молодой человек их узнал, и, подняв руку, улыбаясь, помахал тому: 

— Привет, снова встретились.

Выражение лица Чэн ДунЦина стало еще более неприглядным, ему почти что так и хотелось разодрать это улыбающееся лицо. Однако он, страшась, взглянул на красивого мужчину рядом с молодым человеком. Рано или поздно он обязательно сведет счеты с этими двумя.

Как раз когда Чэн ДунЦин думал, двое людей, тем не менее, прошли к Сюн Сяо:

— Дагэ, я бы хотел купить нефритовый цзянь. 

Ю СяоМо встал недалеко перед Сюн Сяо и, щурясь улыбке, сказал.

Фактически он изначально не хотел становиться этой птицей, высунувшей голову7. Что можно было поделать, если все не отреагировали. К тому же неожиданно Чэн ДунЦин перебил. У них еще имелись дела, которые требовалось сделать, в результате он первым открыл рот.

7 Метафора «выделяться среди толпы».

Сюн Сяо в конце концов никак не думал, что тем, который первый заговорил о покупке, окажется такой молодой человек. К тому же только что Чэн ДунЦин высмеивал, что никто не купит. Сейчас юноша считался птицей, высунувшей голову, Чэн ДунЦин, весьма вероятно, весь имеющийся гнев переместит на него. Сюн Сяо не верил, что двое людей не подумали об этом. Если уж на то пошло, они все же осмелились так сделать, действительно, превосходили других смелостью.

Сюн Сяо не мог не добавить к ним немного больше симпатии. Он тут же открыто вытащил нефритовый цзянь и прямо кинул тому, говоря: 

— Лови.

Ю СяоМо поймал нефритовый цзянь, а после заплатил сто тысяч духовных кристаллов. Юноша скользнул взглядом по побледневшему как смерть Чэн ДунЦину и неожиданно сказал со смехом: 

— Сто тысяч духовных кристаллов за этот маленький нефритовый диск. Ай-я, фактически это ведь совсем не дорого.

Услышав эти слова, у множества людей один за другим лица покрылись потом.

Для состоятельных людей сто тысяч духовных кристаллов в самом деле казались не дорого, напротив, очень окупалось.

Поскольку, потратив сто тысяч духовных кристаллов, сразу можно было обрести информацию, которую другие люди не знали. Разве это не очень выгодно?

Но для них, толпы людей, которые имели вклад, что никогда не превышал несколько десятков тысяч, сто тысяч духовных кристаллов было не просто дорого. Они, даже если разобьют котел и сдадут кровь за деньги8, также наверняка не смогут собрать. Поэтому им оставалось только собраться на веселье, не более.

8 Изначальная идиома звучит «разбить котёл и продать обломки металла». Образно «продать последнюю рубашку».

Чэн ДунЦин чуть не выплюнул полный рот крови.

Он только что все-таки сказал, что тот не продаст за духовные кристаллы, высмеяв Сюн Сяо. Теперь этот человек, тем не менее, перед лицом всех сказал эти слова, ударив по его репутации. Неоднократно. В самом деле полагал, что тот не осмелится тронуть его?

— Юнец, у тебя хватило смелости!

Чэн ДунЦин крайне озлобленно бросил слова, которые казались холодными, пронизывающими до костей. Взяв с собой своих людей, он махнул и ушел.

Быть ненавистно сохраненным в памяти человеком Профессионального союза Даньши в конце концов не являлось пустяковым делом. Следует иметь в виду, что Профессиональный союз Даньши действительно был одной из высших сил континента ТунТянь. Очень многие места имели их тени. К тому же ради того, чтобы просить у даньши высокого ранга Профессионального союза Даньши изготовить пилюлю, также имелось достаточно много сюляньчжэ, которые выражали свое хорошее расположение к Профессиональному союзу Даньши. Поэтому вызвать у них недовольство было равнозначно тому, что с очень многими людьми станешь врагами.

Толпа невольно сочувственно взглянула на Ю СяоМо. В самом деле не робкого десятка.

Однако тот красивый мужчина рядом с юношей, неожиданно, также не остановил его. Действительно, неизвестно, откуда они пришли. Каждый был таким дерзким.



Комментарии: 2

  • Спасибо за перевод! Что ж наша парочка постоянно нарывается.

  • Спасибо большое! Читать одно удовольствие!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *