Место для соревнований Центральной линии располагалось на широком пустыре на расстоянии двухсот метров слева от храмовых ворот. В обычное время ученики этой Линии регулярно спарринговали здесь друг с другом, обмениваясь опытом. 

Сейчас этот пустырь был выбран как место для проведения соревнований и на нем уже огородили большой помост для боев. Поскольку ученики в Центральной линии были не столь многочисленны, как в остальных четырех Линиях, и к тому же они являлись основными учениками, каждый из которых обладал необычайной силой, по этой причине было отдельное соревнование один на один для них.

Хотя время для соревнований еще не пришло, здесь все равно собралось много людей. 

В прошлом соученики обсуждали вопросы, касающиеся соревнований. Например, темная лошадка это или нет, или результаты рейтинга, но в этом году все было немного по-другому. Почти всё, о чем все говорили, имело отношение к Ю СяоМо. Особенно усердствовала некая до смерти ревнивая девушка.

— Ты хочешь сказать, что Сяо-гэ1 действительно живет в одной комнате с этим Ю СяоМо?

1 -гэ — старший брат; почтительное обращение для старшего лица мужского пола своего поколения; уважаемый старший брат.

В душе Тан ЮньЦи была охвачена ревностью, граничащей с помешательством. Когда она услышала эту новость, только небеса знали, сколько раз она хотела броситься в комнату Линь Сяо и вытащить оттуда Ю СяоМо. Даже она сама не находилась в комнате Сяо-гэ и двух часов, а Ю СяоМо в итоге будет там жить!

Несколько соучеников с того же Пика, которые постоянно ошивались с Тан ЮньЦи, переглянулись. Они тоже не поверили, когда впервые услышали об этом.

Изящная молодая девушка, стоящая среди них, кивнула головой, с уверенностью произнеся: 

— Тан-шимей, это действительно так. Я видела этот список вчера. Имя Ю СяоМо действительно упомянуто за Дашисюном.

— Почему? — с ненавистью произнесла Тан ЮньЦи.

Молодая девушка мгновение колебалась, прежде чем сказать: 

— Кажется, Дашисюн лично попросил, чтобы Ю СяоМо остался с ним.

Тан ЮньЦи сжала свои пять пальцев в кулак с такой силой, что костяшки на руках побелели и раздался четкий хруст. Бушующее пламя вспыхнуло в ее глазах. Она сначала думала, что интерес Сяо-гэ к Ю СяоМо не продлится слишком долго. Но теперь, когда они жили в одной комнате, отношения между ними, скорее всего, были не так просты, как она себе представляла.

— Ну уж нет, на это нельзя смотреть сквозь пальцы. Сяо-гэ может быть только моим, — мрачно сказала Тан ЮньЦи, стиснув зубы.

— Тан-шимей, он сейчас живет вместе с Дашисюном. Боюсь, будет нелегко нанести ему удар, — неловко проговорил один из шисюнов. Несмотря на то, что он действительно хотел расправиться с Ю СяоМо, он понимал, если их обнаружат, то им не поздоровится. Так что, даже если он и хотел угодить Тан ЮньЦи, он все еще сомневался.

— И что? Дашисюн не всегда сможет быть рядом с ним, — девушка мельком взглянула на этого шисюна с оттенком презрения и пренебрежения. Как ты мог быть мужчиной, когда у самого не было ни капли смелости.

— Верно, они не всегда смогут оставаться вместе. Сяо-гэ тоже должен участвовать в состязании. В это время Ю СяоМо, определенно, будет сам по себе. Идеальная возможность для нас, чтобы действовать. В любом случае, у меня еще имеется другой вариант.

Нерешительность в глазах Тан ЮньЦи сразу же сменилась на жестокость. Она должна заставить заплатить Ю СяоМо за ту неловкую ситуацию, иначе в будущем она не сможет ни спать ни есть от беспокойства.

Глядя на ледяное выражение ее глаз, того шисюна начало знобить. Размышляя над этим, он все еще нерешительно проговорил: 

— Тан-шимей, я думаю, что будет достаточно просто преподать ему урок. В конце концов, он ведь личный дицзы Кун-шишу. Если что-то случится и выяснится, что это мы, что будем делать?

Девушка посмотрела на него и произнесла с улыбкой: 

— Лян-шисюн, не слишком ли у тебя мало смелости?

Лян-шисюн нахмурился и ответил: 

— Лю-шимей, это не имеет ничего общего со смелостью. Я только чувствую, что даже если захотим преподать ему урок, то мы должны знать меру. Если случится что-то серьезное, кто возьмет вину на себя? Только не говори, что ты?

Лицо девушки изменилось. Она посмотрела на него, но не сказала ни слова.

Во всяком случае, Тан ЮньЦи уже решила воспользоваться этой возможностью, чтобы хорошенько проучить Ю СяоМо в качестве предостережения держаться подальше от Линь Сяо.

Под большим деревом неподалеку от них стояла черная фигура. Неизвестно, как долго, но он точно слышал все, что обсуждали Тан ЮньЦи и компания. Вспышка света мелькнула в безмолвных черных глазах, когда он услышал определенное имя.

Тем временем Лин Сяо вынуждал Ю СяоМо совершить экскурсию по комнате Линь Сяо. 

В его комнате фактически не на что было смотреть. Если бы Линь Сяо был девушкой, то, может, там и было что-то стоящее. И это также могло немного заинтересовать Ю СяоМо. В конце концов и в этой жизни, и в предыдущей у него еще никогда не было возможности посетить комнату девушки.

В прошлой жизни у него были старший и младший братья. Чего не хватало, так это старшей или младшей сестры. Он был средним сыном и не получал особого внимания дома. Его семья не очень беспокоилась о нем, поэтому, когда пришло время сдавать экзамен в средней школе, он намеренно выбрал школу вдали от дома, которая позволила бы ему пойти прямо в университет. Он не хотел жить в кампусе, поэтому снял комнату за его пределами. В результате трагедии, он не успел испытать все прелести университетской жизни, тотчас просто умерев!

Вытирая фальшивые слезы, мыслями Ю СяоМо, наконец, вернулся в реальность. 

Осмотрев комнату, где жил Лин Сяо, Ю СяоМо все-таки почувствовал небольшую зависть. Несмотря на то, что в мужской комнате не было ничего стоящего, качество комнаты оказалось неплохим.

По сравнению с его убогой комнатой, хуже которой не могло просто быть, комнату Лин Сяо, несомненно, можно описать как высококлассную и роскошную. Древесина — не обычная белая китайская береза, а тысячелетний японский сапиум, непрерывно испускающий легкий аромат. Он не только успокаивал сердце и концентрировал внимание, но и обладал отличными защитными свойствами. Говорят, что только чжанбэи могли пользоваться этой привилегией. 

Так что тот факт, что Линь Сяо получил такого рода комнату, ясно показывал его превосходящий статус.

В это время Ю СяоМо, чье сердце разрывалось от пузырящейся зависти, понятия не имел, что Тан ЮньЦи и компания уже тихо замышляют против него. 

— Почему здесь только одна кровать? — Ю СяоМо вышел из внутренних покоев, наконец обнаружив, что что-то не сходится. 

Когда он осматривался, он пытался понять, что же ему казалось не совсем правильным. В комнате были: кровать, стол, стул, чайный сервиз, комод — вполне обычные вещи. Однако он чувствовал, что что-то не так. Только когда он вышел, он обратил внимание на Лин Сяо, сидящего за столом и пьющего чай. Внезапная вспышка осознания озарила его.

Лин Сяо опустил чашку и, посмотрев на него, приподнял уголки рта: 

— В комнате спит только один человек. Как ты думаешь, сколько кроватей нужно?

Ю СяоМо указал на себя и сухо сказал: 

— Как насчет меня? Где я буду спать?

Лин Сяо продемонстрировал улыбку, которая в глазах Ю СяоМо выглядела омерзительной, и легкомысленно сказал: 

— Конечно же, ты будешь спать вместе со мной!

Если бы сейчас в его руке появился веер, он определенно выглядел бы точно так же, как тиран, насильно похитивший домохозяина из добропорядочной семьи. С непристойной улыбкой он смотрел на маленького белого зайчика перед собой. 

Ю СяоМо вмиг окаменел!



Комментарии: 5

  • А ведь действительно, кто из нас не спал в одной кровати с подругой? Нормальное явление, так почему же Ю так бурно реагирует, даже учитывая не простой характер Лин Сяо)))

  • Я зависла ещё на название главы XD

  • ой, ну подумаешь два парня на одной кровати... или у Ю Сяомо какие-то другие мыслишки? ;)

  • Удав и кролик. ) Интересно, кто же под личиной Линь Сяо завелся. Спасибо за главу!

  • Спасибо большое за перевод)) с каждой главой становится всё интереснее))

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *