Ю СяоМо начал неестественно улыбаться. Он думал спуститься с тела Лин Сяо, однако последний чрезвычайно крепко обхватил его талию словно железной рукой. Другая рука нагоняла ветер и разводила огонь1 на теле юноши. Тот, находясь в стесненном положении, обнаружил, что желание снизу уже имело тенденцию расти. 

1 Образно «разжигать страсти».

Ю СяоМо никогда не понимал, что собственное тело, оказывается, было чувствительным. Рука Лин Сяо лишь подразнила его несколько раз, а он в итоге уже возбудился. 

Юноша, чувствуя себя не в своей тарелке, вертел телом, однако заметил, что нечто твердое, упирающееся ему в задницу, казалось, полностью поднялось. Обжигающе горячая температура передавалась сквозь материю и жгла его так, что он задрожал.

Ю СяоМо раскраснелся:

— Ты, ты о чем говоришь? Какое обещание?

Лин Сяо поднял брови и сказал:

— Э? Ты не помнишь?

Ю СяоМо поклялся, что если осмелится сказать, что не помнит, то Лин Сяо определенно станет «делать» это до тех пор, пока он не вспомнит. Ему оставалось лишь, «отвердив кожу головы»2, сказать:

2 Образно «скрепя сердце».

— Я помню, но ты также обещал мне, что позволишь мне… позволишь мне... 

На последних словах он запнулся и не смог сказать.

Лин Сяо похлопал по его заду и в очень хорошем расположении духа спросил:

— Позволить тебе что? 

Ю СяоМо раскраснелся.

Лин Сяо сказал:

— Будешь далее копаться, исчезнет шанс. — А затем сделал вид, что намеревается повернуться и прижать юношу под телом.

Ю СяоМо сразу же придавил его:

— Подожди. Я, я смогу. Я сам сделаю. — Несмотря на то, что он сам не знал, сделает это или нет, он намеревался попробовать. Даже если действительно не сможет, он также не станет сожалеть.

Лин Сяо поторопил:

— Тогда быстрее.

Ю СяоМо трясущимися руками дотянулся до его воротника. В прошлом юноша мог очень быстро снять одежду Лин Сяо, однако сейчас он дрожал долгое время и, как назло, даже одной вещи не снял.

Лин Сяо крепко схватил его за руку:

— Если ты и дальше будешь трястись, то скоро настанет рассвет.

Ю СяоМо с кислым выражением лица сказал:

— Я, я немного волнуюсь. Дай мне сначала адаптироваться.

В прошлой жизни он был очень-очень обычным человеком и вдруг стал геем. Кроме того, ему позволили атаковать Лин Сяо, который также являлся мужчиной. У него не было никакой смелости. Как и ожидалось, фантазии и реальность все-таки имели очень большие различия. 

Лин Сяо, забавляясь, сказал:

— Кажется, даже если дать тебе шанс, ты и снизу встать не сможешь.

Ю СяоМо:

— ...

Эти слова не слишком ли оскорбляли?!

Что за «снизу встать не сможешь»? Будучи мужчиной, ставить под вопрос этот аспект было очень травматичным событием. Несмотря на то, что он постоянно жался к земле3 под Лин Сяо, это не означало, что его образ мыслей казался таким же, как у женщины. Как бы то ни было, внизу у него все-таки при себе все имелось.

3 Полная фраза «жаться к земле подобно самке», что означает «быть неспособным к действию».

Ю СяоМо разозлился и тут же перестал волноваться. Не обращая внимания на то, что трижды семь — двадцать один4, он прямо снял одежду Лин Сяо, после чего тотчас обнажилась крепкая и эротичная грудь мужчины. С кожей, не белой, подобно воде, а походившей на цвет меда. Но кожа была немного светлее медового цвета и казалась чрезвычайно соблазнительной.

4 Образно «не обращать ни на что внимания», «недолго думая».

Ю СяоМо машинально сглотнул слюну.

Плохо! Каждый раз когда юноша видел обнаженного Лин Сяо, он постоянно не в силах был противостоять соблазну красоты.

Ю СяоМо снова глубоко почувствовал, что он в конечном счете оказался окончательно склонен к однополой связи. Ласковые девушки больше не были в состоянии привлечь его внимание. Наоборот, видя обнаженного Лин Сяо, он постоянно хотел пускать слюнки.

Лин Сяо согнул ногу и использовал колено, чтобы подтолкнуть игрушку между ног юноши.

Ю СяоМо испугался и тотчас же поднялся. Но снова оказался придавлен Лин Сяо. Жесткая палка прямо пронзила его… Почти заставив юношу всем телом подпрыгнуть.

Он понимал, что Лин Сяо торопил его, однако не мог удержаться от трепета. Как-никак юноша впервые делал подобное.

Ю СяоМо с покрасневшим лицом опустил голову. Только долгое время спустя высунул язык и лизнул губы Лин Сяо. Извините его за тонкокожесть5. По собственной инициативе целовать и тому подобное, действительно, было очень стыдно!

5 Застенчивость.

Лин Сяо лишь счел это забавным. Он крепко прижал голову юноши и с силой поцеловал его. В два счета мужчина раскрыл его зубы и соединился с его слегка струсившим языком, словно желал съесть его. Мужчина безостановочно целовал его так, пока у юноши опять не осталось сил сопротивляться, и только после этого отпустил его. Слизав языком слюну с уголков рта, Лин Сяо с наваждением сказал со смехом:

— Я думаю, что ты должен быть человеком, а не щенком.

Ю СяоМо зарделся. Юноша тотчас, не отступая, пристально опять взглянул на него и, запинаясь, сказал:

— Ты, ты о чем говоришь, а? Конечно же, я человек. Я просто, просто ищу ощущения, и только.

Лин Сяо неожиданно сощурил глаза:

— Ты имеешь в виду, что сейчас ты еще ничего не чувствуешь.

С этими словами он гадко подтолкнул его. И на этот раз это было специально. Распухшая вещь воткнулась прямо между его ног. Ю СяоМо полностью окаменел. Силу такого рода ощущений трудно было описать словами. 

С Ю СяоМо в глубине души стекал пот. После того как юноша умственно реорганизовал себя, он в порыве злости опустил голову и, подражая недавним целующим его движениям Лин Сяо, стал целовать того. Ю СяоМо очень хотел грубо вскрыть зубы Лин Сяо, однако… Он не имел такой смелости и мужества и только высунул язык попробовать...

Это движение почти заставило Лин Сяо рассмеяться. Открыв рот, проверяющий язык юноши тотчас же оказался внутри. Ю СяоМо в тот же момент воскликнул. Прежде, чем он успел что-либо сказать, даже его голос был задержан во рту.

Полный отстой!

После поцелуя Ю СяоМо, тяжело дыша, лежал на груди Лин Сяо.

Никуда не годно. Он так чрезмерно слаб, что окажется непоколебимо съеден Лин Сяо.

Лин Сяо снял с него одежду, обнажив нежное тело Ю СяоМо. Его кожа и фигура, постоянно дрожащие, не менялись. Тело было худым и маленьким, кожа белая и нежная, выглядела так, словно была специально увлажнена водой. Когда он возбуждался, она к тому же приобретала розовый оттенок, словно чрезвычайно перезрелый сочный медовый персик6.

6 Сорт сладкого персика с мелкой косточкой.

Разум уже постепенно оказался вытеснен из головы Ю СяоМо, его лицо также было заполнено страстным желанием, а взгляд стал почти туманным. В конце концов все-таки Лин Сяо сам взялся за дело: оставшаяся на телах двоих людей одежда была снята и сброшена на землю. Они прямо и откровенно реагировали друг на друга. 

Ю СяоМо с красным лицом обнаружил, что он как раз сидел на том месте между ног Лин Сяо.

Из-за того, что больше не было препятствия в виде одежды, обжигающе горячая температура словно ошпарила его кожу так, что она еще сильнее покраснела.

Как раз, когда он растерялся, Лин Сяо неожиданно схватил его вещь между ног, которая уже была весьма наполнена жизнью. После того как ее легонько несколько раз размяли, она стала еще тверже. 

Ю СяоМо не смог удержаться от глубокого вздоха. Подобные ощущения оказались слишком возбуждающими. Вскоре он не смог терпеть.

Лин Сяо, насмехаясь, сказал:

— И именно с этим видом ты еще думал натянуть меня.

Тело Ю СяоМо одеревенело, рассудок немного вернулся, однако вскоре опять оказался извлечен. Весь он обмяк на теле Лин Сяо и причина была в том, что преступная рука сжимала его нижнюю часть тела и в итоге смогла несколько раз погладить верхушку, которая все-таки оказалась наиболее чувствительным местом во всем теле юноши.

Ощущая, как податливое место плотно обернуло его жажду, Лин Сяо медленно выдохнул. Затем, больше не подавляя собственного влечения, он немедленно начал совершать толчки, пользуясь позой.

Мучаясь сильным наслаждением, Ю СяоМо не мог сдержаться и не испустить стоны.

Эта поза давала возможность в месте соединения двух людей быть еще глубже, чем прежде. Чувствительное место внутри с силой подталкивали, интенсивное наслаждение, словно наводнение, заставляло чувствовать себя хорошо так, что пальцы ног юноши начали сжиматься.

Но чересчур свирепое желание вынуждало его несколько не выдерживать. Если бы Лин Сяо постоянно не обнимал его за талию, он бы уже давно не смог выдержать и расслабился.

«Слишком извращенно» — одурманено и смутно постоянно думал Ю СяоМо.

Несмотря на то, что юноша ранее догадывался, что финал разовьется до этого шага, испытав это однажды, он также глубоко осознал, что в этой жизни, пожалуй, у него никогда не будет возможности контратаковать. 

У него постоянно не имелось выхода, чтобы преодолеть эту традиционную точку зрения в душе.

Прежде чем заснуть, юноша смутно вспомнил, что, кажется, было какое-то дело, о котором он забыл.

На следующий день Ю СяоМо с ломотой в спине взобрался на ноги и вспомнил об инциденте, который произошел вчера вечером. Его лицо покраснело и он окончательно оказался сконфужен. Лин Сяо взял да и воспользовался случаем и сделал это в нескольких позах. Юноша закрыл ладонями лицо и вернулся обратно в кровать. Почему, все-таки, привело к такому шагу? 

Ю СяоМо немного смутно вспомнил про этот вопрос. Его мозг на мгновение замер и он внезапно поднял голову и завизжал:

— Моя половина озера духовной воды! Не так, где то яйцо яошоу?

Он повсюду искал его, но от начала и до конца не обнаружил и тени этого яйца.

Лин Сяо услышал его крик и сразу же вошел.

Как только Ю СяоМо увидел его, то, не находя себе места, спросил:

— Где мое яйцо?

Лин Сяо изогнул уголки рта:

— Ты прошлой ночью снес яйцо?

Ю СяоМо втянул уголки рта:

— Где то яйцо яошоу?

Лин Сяо повернул голову, посмотрел за ширму и холодно сказал:

— Выходи. Твой хозяин ищет тебя.

Ю СяоМо с любопытством наблюдал. 

Вскоре то круглое яйцо яошоу со стуком выпрыгнуло из-за ширмы. Его движения были весьма нерешительные, казалось, что оно очень противится.

Ю СяоМо раскрыл рот. Даже это еще не родившееся яйцо яошоу боялось Лин Сяо. По-видимому, сила действительно была истиной. Однако только он вспомнил о том, что этот малый сделал в его в пространстве, то заскрежетал зубами от ненависти.

Подумав об этом, юноша, стиснув зубы, сказал Лин Сяо:

— Выкинь его в свое пространство.

Лин Сяо произнес:

— Ты уверен?

Хоть его пространство являлось большим, внутри ничего не было.

Ю СяоМо повращал глазами и сказал:

— Я чрезвычайно уверен. Если этого малого выпустить в мое пространство, не исключена возможность, что он опять поглотит духовную воду в озере.

У Лин Сяо не имелось возражений. Яйцо яошоу, кажется, хотело протестовать, однако Лин Сяо не дал ему возможности. Когда оно подпрыгнуло, то прямиком убралось прямо в пространство. Там не было духовной воды, однако имелись яошоу, которых Лин Сяо собрал на территории ТяньТан. Лучше всего позволить ему страдать там.

Ю СяоМо выдохнул скопившийся дурной нрав. То, что глаза не видят, считается чистым7. Как бы там ни было, его настроение порядочно улучшилось.

7 С глаз долой, из сердца вон.

Отдохнув более двух часов, Ю СяоМо и Лин Сяо вышли вместе.

Первый класс учебной зоны относился к самостоятельным, поэтому не имелось даоши, что сообщит о различных событиях, на которые требуется обратить внимание. Все и вся тут им необходимо было пойти и разузнать самостоятельно.



Комментарии: 7

  • Большое спасибо за перевод!

  • Большое спасибо за перевод! Вы лучшие❤️

  • А-а-а:
    — Ты прошлой ночью снес яйцо?
    Усмеялась...

    Спасибо за перевод!

  • А теперь можно! ХD
    С 300-тым юбилеем!!!

  • Поздравляю переводчиков с 300 главой ;)

  • Яйцо наказали. ))) Спасибо за перевод!

  • спасибо, очень жаркая глава))

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *