Хоть шифу и его люди и вогнали его в небольшую депрессию, Ю СяоМо довольно быстро забыл об этом.

Вернувшись в свою комнату, он сразу начал хлопотать.

Поскольку вечером мало кто приходил и беспокоил его, Ю СяоМо спокойно находился в измерении до утра следующего дня. На протяжении почти нескольких часов он всячески приводил в порядок пространство и заодно рассчитывал, что купить при следующем спуске с горы.

Вдобавок он решил построить собственный маленький дом на берегу озера. Взяв это в расчет, он должен был купить слишком много вещей. К тому же его расходы выливались в довольно крупную сумму. Текущих денежных средств было далеко недостаточно. Поэтому он решил выкроить время, чтобы поразмыслить над вопросом об аукционе.

Измерение давало ему сильное ощущение, словно он дома. Здесь он мог безнаказанно делать все что угодно. Не нужно было волноваться, что другие обнаружат. Не нужно было беспокоиться, что кто-то узнает его и не приходилось из-за этого тревожиться1. Несмотря на необходимость выпалывать очень много сорняков и то, что еще требовалось каждый день тщательно поливать целебные травы, он чувствовал, что такие условия жизни вполне насыщенные.

1 Тут используется две идиомы. Первая — 提心吊胆 — буквально “сердце поднялось, а желчный пузырь повис”, что означает “дрожать от страха”. Вторая — 惊心掉胆 — буквально “сердце испугалось, а желчный пузырь упал”, что означает “быть испуганным”. По сути это одно и тоже.

Не было никаких расчетов. Не надо было остерегаться других людей. Каждый день он имел бесплатные целебные травы. Слишком здорово!

Выйдя из измерения, Ю СяоМо потянулся. Посмотрев на солнце, которое уже поднялось снаружи, он причмокнул губами.

По правде говоря, он очень давно нормально не ел вареного риса.

С тех пор как он улучшил Постную чудотворную пилюлю, он еще ни разу не ел рис. Хотя еще не бывало, чтобы он был голоден, его вкусовые рецепторы постоянно чувствовали пресность и безвкусие. В конце концов ощущения не были приятными, вплоть до того, что иногда это даже казалось немного непривычно. Как-никак он восемнадцать лет жил как обычный человек, по обыкновению питаясь три раза в день. Это почти что некий инстинкт.

Поэтому, пускай он до сих пор и не хотел кушать, он все же воспринимал это весьма неуютным. В свободное время Ю СяоМо подчас еле терпел, вспоминая ощущения от жевания рисинок во рту.

Юноша потрогал живот. Поглядев на поднимающееся высокое солнце за окном, он определил, что время завтрака еще не прошло. Он прибрался в комнате, прежде чем выйти и отправиться в столовую.

Там, как и раньше, было оживленно. Несмотря на то, что самое пиковое время для завтрака уже прошло, было очень много столов, за которыми до сих пор сидели несколько человек, как мужчины, так и женщины. Довольно многие оживленно беседовали. Но внимательно проследив за вошедшим Ю СяоМо, их шумные голоса постепенно начали стихать. Все больше и больше взглядов падали на него.

Ю СяоМо огляделся и сразу опустил голову.

Он очень давно понял, что оставаться в тени не получится, поэтому научился игнорировать взгляды других людей.

Набрав достаточно еды, Ю СяоМо понес свою тарелку и сел за безлюдный столик в углу. Независимо от того, насколько сложные или полные восхищения, ревности или ненависти взгляды они бросали на него, он их просто целиком и полностью игнорировал.

Любители посмотреть? Тогда держите в поле зрения. Ю СяоМо за это денег не спросит.

Возможно, ощутив скуку, все, наконец, отвели свои глаза. Но шум разговоров стал немного тише, чем раньше. Время от времени присутствующие бросали взгляды в сторону юноши.

Что ни говори, хоть Ю СяоМо сейчас не пользовался благосклонностью, он все еще ученик Кун Вэня. Благодаря этому никто не мог делать бездумных замечаний ему в лицо.

Ю СяоМо радовался тишине и покою. Раньше, когда он только-только стал учеником Кун Вэня, все эти ученики смотрели на него, как на предводителя, беспрерывно подбегая и подлизываясь. Чуть ли не до смерти надоедали ему.

Ему всегда не нравилась обстановка в столовой. Чувствовалась некоторая угнетенность, особенно когда он там появлялся. Ю СяоМо торопливо доел еду с подноса и вот-вот засобирался встать и прибраться, как вдруг рядом с ним мелькнула какая-то фигура. Не дождавшись пока он поднимет голову, этот человек сразу же заговорил. Ласковый голос, если это был не Дашисюн Фан ЧэньЛэ, то кто же еще?

— Младший шиди, ты, однако, заставил Дашисюна потрудиться в твоих поисках.

Ю СяоМо со смешком улыбнулся: 

— Дашисюн, ты искал меня по какому-то делу?

Фан ЧэньЛэ не принял это близко к сердцу, просто выдвинул стул и сел. Он посмотрел на Ю СяоМо, на его лице отразились скромные помыслы и он перешел прямо к делу: 

— Младший шиди, Дашисюн обидел тебя. Я не ожидал, что шифу позвал тебя вчера именно с таким намерением…

— Погоди немножко, Дашисюн, — Ю СяоМо быстро прервал его самообвинения, сказав несколько беспомощно:

 — Я знаю, что Дашисюн и второй шисюн не имели к этому никакого отношения. Я не виню вас. И я знаю, что шифу сказал это во благо вам. То, что говорил шифу, тоже верно, вам двоим полезнее будет отправиться, нежели мне.

— Но ведь это несправедливо по отношению к тебе, разве нет? — Фан ЧэньЛэ говорил глубоким голосом.

Пусть Пик ЮньШуй действительно его очень взволновал, но он не являлся тем типом людей, кто был способен наступить на спину своего шиди, чтобы взобраться на гору2. Если это действительно будет так, то он предпочел бы не использовать эту возможность. Фан ЧэньЛэ также верил, что ЦзыЛинь придерживался того же мнения, что и он.

2 Делать карьеру.

Ю СяоМо заметил изменения в его мимике и сразу же понял, что Дашисюн действительно разозлился. Иметь такого Дашисюна, который думал о нем, — Ю СяоМо признал, что ему все-таки очень повезло. Поэтому он предчувствовал, что если действительно передаст возможность Дашисюну, то определенно не пожалеет.

— Дашисюн, я слышал, что даньши очень трудно пройти дальше четвертого ранга. Ты и второй шисюн блуждали на этом ранге несколько лет. Если вы отправитесь на Пик ЮньШуй, вероятность прорыва станет выше, верно? Я искренне хочу увидеть, как вы оба станете еще сильнее. Тогда Пик Неба больше не посмеет смотреть на нас свысока, не так ли?

Ю СяоМо чувствовал, что немного говорил немного неучтиво, не в состоянии подобрать более весомые слова, чтобы убедить Дашисюна. Поэтому он мог выражать свои мысли, только говоря по-простому.

— Младший шиди, твои мысли слишком просты. — Вздохнул Фан ЧэньЛэ.

— Что ты имеешь в виду? — с удивлением спросил Ю СяоМо.

— Ты когда-нибудь думал, что человек, которого на самом деле хочет Е-шишу, только ты, а не я и второй шисюн? И это дело само по себе не значит, что ты захотел уступить нам и сразу же все разрешилось. Если Е-шишу не согласится, то разве мы с твоим вторым шисюном сможем отправиться? — Фан ЧэньЛэ покачал головой, тотчас показывая, что тот не знал.

— А? — Ю СяоМо был потрясен. Он действительно не задумывался об этом вопросе: 

— Но со слов шифу…

Фан ЧэньЛэ реально хотел вскрыть ему голову и взглянуть, что же там внутри находится: 

— Ты считаешь, что все, что сказал шифу, так и есть? Если бы это на самом деле было так, шифу, этот почтеннейший, давным-давно изыскал бы методы отправить меня и второго шисюна на Пик ЮньШуй. Этот Е-шибо. Не обманывайся его наружной мягкостью. На самом деле, если он не хочет делать какие-либо вещи, то даже Глава не в силах заставить его.

— Тогда чего же в конце концов имел ввиду шифу? — тупо спросил Ю СяоМо. Он уже запутался в мыслях.

Говорив о шифу, Фан ЧэньЛэ показал некоторое бессилие: 

— Должно быть, шифу предположил, что раз тебе удалось расположить Е-шишу, то если ты заговоришь об этом, то у него будет немного больше уверенности!

Ю СяоМо действительно замолчал3

3 В имени СяоМо второй слог, Мо, переводится как молчание.

Он и ожидать не мог, что шифу окажется таким проницательным человеком, размышляющим в подобном ключе.

Похоже, он на самом деле очень ценил Дашисюна и второго шисюна. Если бы не это, он бы даже не захотел придумывать подобную тактику. Если бы он имел такого же шифу, который относился бы к нему так же… Ай-яй, поистине не реальный ход мыслей!

— Дашисюн, как бы то ни было, когда я встречусь с Е-шишу, я все же упомяну об этом. — Твердо сказал Ю СяоМо.

Фан ЧэньЛэ видел его решительное лицо и, более или менее понимая его характер, осознал, что его бесполезно убеждать. Он мог только беспомощно сказать: 

— Младший шиди, я знаю, что ты делаешь это для Дашисюна, но ты все же должен действовать по мере своих сил. Ты ни в коем случае не должен рассердить Е-шишу. Кстати, твой второй шисюн попросил кое-что передать тебе.

— Что? — с любопытством спросил Ю СяоМо.

Фан ЧэньЛэ улыбнулся: 

— Он говорит, что тебе не следует совать нос в чужие дела.

Ю СяоМо ухмыльнулся. Этот второй шисюн действительно трудная личность, спокойный снаружи, но бурный внутри!

Ю СяоМо ушел из столовой вместе с Фан ЧэньЛэ. Каждый присутствующий обратил внимание на это. Довольно многие смотрели друг на друга в растерянности. Они все же считали, что появится трещина в отношениях между Ю СяоМо и Дашисюном. Похоже, было весьма большое различие между тем, о чем они думали, и реальностью. В конце концов, ложный слух развалился сам без нападения.

Три дня спустя Лин Сяо пришел искать Ю СяоМо.

Ранее, Е Хань велел Ю СяоМо некоторое время подумать, поэтому дал ему крайний срок три дня.

В этот раз Лин Сяо пришел искать его именно ради этого, потому что Е Хань попросил привести Ю СяоМо к нему обратно спустя три дня. Но даже если бы он не сказал, Лин Сяо все равно сделал бы это.

Относительно обстоятельства, по которому Ю СяоМо вызывал Кун Вэнь, Лин Сяо уже был в курсе дела, но он вовсе не намеревался поднимать этот вопрос.

Именно так, как и сказал Фан ЧэньЛэ, если бы Е Хань являлся уступчивым человеком, он уже давно в течении многих лет был бы окружен людьми. Так почему он ждал до сих пор? Этот взгляд был не более чем пустым воображением и только. Даже если Ю СяоМо согласился, еще нужно было пережить Е Ханя, этот рубеж. Так что он совсем не волновался.

Лин Сяо не спросил. Ю СяоМо не верил, что до него не дошли слухи. Хотя он был немного удивлен, но все же вздохнул с облегчением. В противном случае, если бы он рассказал ему о своих намерениях, то тот определенно обозвал бы его глупым. Он абсолютно не хотел ставить себя в неловкое положение!

По пути Ю СяоМо говорил Лин Сяо о своих планах на следующий спуск с горы. На этот раз было очень много вещей, которые он хотел купить. Кроме материалов для постройки дома, он хотел проверить, сможет ли купить целебные травы с четвертого по шестой уровень.

Но на этот раз ему понадобится значительная сумма денег. Поэтому он хотел устроить аукцион, прежде чем вернуться к этому вопросу. Но он не знал, есть ли в городе ХэПин аукцион. Лин Сяо должен был знать лучше него.

— Мы вот-вот прибудем на Пик ЮньШуй. Подожди, пока мы не вернемся. Я поговорю с тобой. — Лин Сяо, будто ничего не произошло, поднял брови.

— Тогда ладно. — Ю СяоМо смотрел на Пик ЮньШуй прямо перед глазами, в душе начиная волноваться.

Лин Сяо краем глаза заметил его напряженное выражение и насмешливо сказал: 

— Младший шиди, обязательно следи за речью и поведением. На самом деле у твоего Е-шишу характер не фонтан. Если ты его разозлишь, тц-тц-тц!

Ю СяоМо сразу стал удручен. Уже достигли ворот, а он опять запугивает. Неужели он не видел, что Ю СяоМо и так напряжен?



Комментарии: 1

  • Спасибо огромное за перевод!!!
    ...Фан ЧэньЛэ уже озвучил все мои мысли по поводу происходящего:) ..хотя нет, не все: восхищаюсь внимательностью и обязательностью Лин Сяо))) Какой мужчина)))

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *